Николай Никифоров: «Нам нужен долгосрочный национальный план восстановления лидерства в ИКТ-сфере»

Минкомсвязь России Минкомсвязь России

Сочи, 3 октября 2015 года. — Министр связи и массовых коммуникаций Российской Федерации Николай Никифоров принял участие в круглом столе на тему реализации отраслевых планов импортозамещения, организованном при поддержке Минпромторга России в рамках Международного инвестиционного форума «Сочи — 2015». Глава Минкомсвязи России затронул основные направления государственной политики в области импортозамещения в сфере информационно-коммуникационных технологий. Приводим текст его выступления.

«Разработка мобильной операционной системы, я часто привожу этот пример, занимает примерно пять лет работы пяти тысяч инженеров с затратами на оплату труда и прочие расходы около пяти миллиардов долларов. Это ресурсы, сопоставимые с разработками в области авиации, космоса, атомной энергетики.

Информационные технологии — это очень важная отрасль, потому что они касаются всех, их роль растет день ото дня. Уже около 65% населения нашей страны подключено к интернету, все больше бизнес-процессов связано с этими технологиями. Поэтому когда геополитическая ситуация перестает быть стабильной, становится очевидно, что именно ИТ — одна из первых сфер, где мы начинаем испытывать системные проблемы.

Проблем несколько. Есть компании, которые из-за санкций просто не могут больше использовать те программные продукты, которые привыкли использовать. Это большая проблема, потому что она может привести к остановке производственных процессов.

Проблема информационной безопасности актуальна с одной стороны для госструктур и госкомпаний, а с другой — для каждого жителя страны и государства в целом.

Нужно понимать, что любое мобильное устройство, просто в силу того, что произошла техническая революция, практически постоянно подключено к сети. И в течение одного часа мы можем, например, увидеть, что все устройства на территории страны были обновлены. Это может произойти даже не потому, что какая-то, к примеру, американская компания приняла такое решение, а потому, что она может сделать это под воздействием соответствующих специальных служб, в случае того или иного политически-мотивированного решения.

В том, что это уже не просто фантазии или вымысел, сегодня точно ни у кого не осталось сомнений. Мы видели, как американские компании удаляли в интернете домены юридических лиц, сайты организаций, зарегистрированных в Крыму. Хотя очень долго зарубежные партнеры уверяли нас, что интернет находится вне политики и не попадает под влияние политических решений. К сожалению, это не так — он тоже управляется.

Зависимость в части ПО составляет по некоторым видам продуктов более 90%. Мы считаем, что это критическая проблема.

Что здесь предпринимается?

Мы приняли профильный план импортозамещения ПО — он был утвержден приказом министерства и содержит три направления.

Первое. В части программных продуктов, которые уже хорошо зарекомендовали себя на рынке, таких как антивирусное ПО, программы для бухгалтерии и управления предприятием, интернет-сервисы и так далее, то им просто нужна системная поддержка.

Президентом России подписаны поправки в соответствующий федеральный закон, который определяет возможность приоритетной закупки программных продуктов, включенных в реестр отечественного программного обеспечения. В ближайшее время выйдет соответствующее постановление Правительства Российской Федерации — оно находится в Аппарате Правительства на завершающей стадии.

С 1 января 2016 года прямые госзаказчики, попадающие под действие 44-ФЗ, должны будут либо выбрать продукты из этого перечня либо публично обосновать и опубликовать на сайте госзакупок свое технически мотивированное заключение — почему они не могут использовать российский программный продукт. Соответственно у всех участников рынка будет возможность прочитать это объяснение и если они посчитают, что оно недостаточно обосновано, то обратиться в Федеральную антимонопольную службу. Считаем, что это будет работать — нет лучшего регулятора, чем разгневанный конкурент.

Второй блок — это системное ПО, где нужно прикладывать очень серьезные усилия. Сюда входят мобильные операционные системы, системы управления базами данных, и у нас нет иллюзий, что в краткосрочной перспективе здесь может быть получен серьезный технологический задел.

Мы предлагаем действовать сообща с нашими зарубежными партнерами. Кому важна эта тема? Она важна странам, — давайте говорить откровенно, потому что здесь есть и определенный военно-политический аспект, — она важна странам не-натовского блока.

И прежде всего мы обращаем внимание на наших коллег по экономическому блоку БРИКС. Там точно такие же проблемы — каждая страна БРИКС также рассуждает на тему монополии в области информационных технологий.

22–23 октября мы ожидаем первую в истории встречу отраслевых министров в сфере ИТ и связи стран БРИКС в Москве, где будем в том числе обсуждать и эти вопросы, искать совместные подходы к их решению.

Считаем, что программистам стран БРИКС нужно сообща развивать совместную разработку. Соответственно национальные правительства прямо или косвенно поддержат такие программные продукты на своих национальных рынках, а это половина населения земного шара.

Третий блок касается специфических видов ПО, например таких как горизонтальное бурение, геологоразведка и так далее. Здесь нужно использовать институты развития, подобные Фонду развития промышленности. У нас есть свой профильный фонд — он называется “Росинфокоминвест”, есть много других институтов. Здесь тоже можно действовать сообща.

Что касается микроэлектроники и телекоммуникационного оборудования. Мы считаем, что нужно заниматься достаточно жестким администрированием этого вопроса, хотя бы с точки зрения регулирования госзакупок.

Как вы знаете, Президент Российской Федерации провел соответствующее совещание по микроэлектронике. Со стороны нашего министерства там было озвучено четыре простых предложения.

Первое — мы предложили, и Президент это поддержал, — что в рамках Правительственной комиссии по информационным технологиям мы будем проводить более жесткую политику с точки зрения расходов федеральных госзаказчиков в области закупок этой техники. По сути, это системный курс на “ручное” импортозамещение.

Второе — мы планируем заниматься жесткой централизацией такого заказа. Сейчас у нас каждый раз каждый госзаказчик изобретает свой “велосипед”, в результате чего мы получаем несовместимые системы, неконсолидированный госзаказ, когда производители и “Эльбруса” и “Байкала”, и других наших изделий страдают оттого, что не могут набрать нужный объем партий для производства. Каждому из них для окупаемости нужно выпустить примерно пять миллионов процессоров. Мы к этой цифре даже близко не можем подойти. Хотя пять миллионов процессоров — это минимальный порог для того, чтобы хоть как-то себя позиционировать на мировой арене.

Третье предложение — это нормирование. Проще говоря, мы должны определить, что положено министру, что положено заместителю министра, что положено директору школы, учителю, что положено главному врачу, а что положено медицинской сестре. Все эти направления, которые я перечислил, — образование, здравоохранение или работа правоохранительных органов — это огромные объемы потребления подобного рода товаров и услуг.

Когда мы говорим про микроэлектронику — то это, прежде всего, товар. У нас два миллиона школьных учителей, 1,8 миллиона медицинских работников, 1,1 миллиона сотрудников правоохранительных органов. Если мы каждому полицейскому выдадим мобильное устройство, чтобы он имел онлайн-доступ к базам данных и мог оперативно с ними работать, то в каком году мы должны заказать такие мобильные устройства, чтобы они были российскими, чтобы мы успели оснастить их российскими процессорами, и чтобы к этому времени еще построить нужные фабрики?

Для этого нужно четвертое предложение, которое было высказано со стороны нашего министерства. Мы считаем, что госпрограмма — это хорошо, но по сути, нам нужно сделать очень долгосрочный, примерно лет на 25 — не меньше, национальный план восстановления лидерства в сфере инфо-коммуникационных технологий.

И последний тезис. Почему это так важно? Потому что сегодня весь объем предпринимаемых усилий, мер и направляемого государственного финансирования вообще не соответствует масштабу решаемой задачи.

Например, для создания одного из первых в мире потребительских устройств, сделанного по технологии 14 нанометров, американской компании-разработчику пришлось сначала в течение нескольких лет вложить 20 миллиардов долларов в исследования и разработки технологического процесса производства и потратить еще около 20 миллиардов долларов на строительство завода для промышленного производства по данной технологии. Суммарно это составляет примерно 2,5 триллиона рублей. Весь бюджет Российской Федерации составляет около 15 триллионов рублей. Представляете, о каком эффекте масштаба мы сейчас говорим!?

Поэтому нет ничего удивительного в том, что наши китайские партнеры, которые на протяжении многих лет поддерживали ИКТ-отрасль различными видами государственных инвестиций — прямыми, закрытыми, косвенными, другими различными видами поддержки, — сегодня действительно по многим направлениям продемонстрировали рост.

Импортозамещение в этой сфере потребует огромного количества усилий, долгосрочного планирования, объединения усилий государства и бизнеса, но является неотъемлемой составляющей для нашего технологического успеха.

Потому что без технологического лидерства нельзя называться сверхдержавой. Державой — наверное можно, но сверхдержавой — вряд ли. Здесь нам необходимо объединять усилия, часть усилий уже предпринята, часть — еще впереди. И от эффективности этого нашего диалога зависит общий успех в будущем».

Участниками круглого стола также стали председатель Комитета Государственной Думы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Анатолий Аксаков, президент Торгово-промышленной палаты Сергей Катырин, министр сельского хозяйства Александр Ткачев, вице-губернатор Ленинградской области Дмитрий Ялов, первый заместитель министра энергетики Алексей Текслер, статс-секретарь, заместитель министра промышленности и торговли Виктор Евтухов, генеральный директор Агентства стратегических инициатив Андрей Никитин, руководители российских и международных организаций и деловых ассоциаций.


Читайте также:





Архив новостей