Следователь в статусе Бога

Здание на Невском проспекте, д. 32-34 Здание на Невском проспекте, д. 32-34

Арест объекта недвижимости существенно ограничивает право собственника им распоряжаться. Ни продать, ни использовать как обеспечение кредита, ни сдать в аренду на длительный срок… А если эта самая недвижимость является средством получения дохода, то к ограничению «свободы маневра» добавляется еще и недополученная прибыль. Безусловно, наложение ареста в ряде случаев направлено на защиту честных граждан и потому – мера благая. Ну, например, когда это имущество подозреваемого и оно в дальнейшем может послужить для возмещения ущерба потерпевшему. Или арест препятствует совершению незаконной сделки с квартирой. Но если арест наложен на недвижимость, никоим образом к уголовному делу не причастную, да еще и принадлежащую добросовестному приобретателю, - вот тут возникают вопросы. Прежде всего - к следователю. Ведь именно он является той самой ключевой фигурой и «движущей силой», от которой зависит, будет объект арестован или нет.

Дело в том, что по сложившейся практике, суды и другие инстанции традиционно встают на сторону «своего», каждый следующий уровень лишь подтверждает решение нижестоящей инстанции, т.е. в итоге поддерживает того самого следователя, принявшего первоначальное решение. И от его личного, причем зачастую даже не профессионального, а человеческого мнения, зависит, будешь ли ты продолжать вести свой бизнес, или окажешься на грани разорения, многие годы безуспешно доказывая, что «не верблюд».

В качестве примера можно привести историю, происходящую в настоящий момент в Санкт-Петербурге с известным каждому жителю и гостю северной столицы помещением бывшего магазина «Ткани», который расположен на Невском проспекте, д. 32-34. С января 2010 года этот объект входит в состав Закрытого паевого инвестиционного фонда недвижимости «Евразия» под управлением ЗАО «Центральная трастовая компания», специализирующегося на инвестициях в недвижимость.

«В мае 2010 г. на помещение был наложен арест в связи с возбуждением уголовного дела против некоего г-на Васильева С.Г., который с точки зрения старшего следователя 2 отдела по расследованию особо важных дел СУ СКП по г. Санкт-Петербургу Ромицына В.В., в начале нулевых годов мошенническим путем завладел правом бывшего гендиректора Бардина Б.М. на долю в уставном капитале ООО «Магазин «Ткани». Заметим, что обвинили г-на Васильева в том, что он завладел именно долей в уставном капитале, а не правом на недвижимость. Так что компенсировать пострадавшим ущерб за счет объекта недвижимости будет невозможно. Тем не менее, по ходатайству следователя Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга наложил на помещение арест, объявив его вещественным доказательством. Вот уже 5,5 лет все наши усилия по его снятию к успеху не привели. Руководство следственного комитета поддерживает позицию следователя, прокуратура — тоже, Куйбышевский суд удовлетворяет ходатайства именно следователей», - рассказывает генеральный директор ЗАО «Центральная трастовая компания» Кирилл Кубушка.

Добавим, что последнее на сегодняшний день продление ареста состоялось совсем недавно – 21 сентября 2015 года. Теперь уже – по ходатайству преемника Ромицына – следователя Матолыгина И.В.

Так почему же при всей нелогичности следователь продолжает настаивать на том, чтобы именно эта недвижимость в самом дорогом месте Санкт-Петербурга оставалась под арестом? Об этом можно только гадать. И «гадания» эти лежат в нескольких плоскостях.

Разгильдяйство и перестраховка

Такой с позволения сказать «специалист» может оказаться в любой организации. Ему нет дела до дела, которое он расследует, безразличны интересы потерпевших, изменения в законодательстве. Он живет своей жизнью, не особо задумываясь о работе. Ход его мыслей примерно следующий. «Надо в деле иметь «вещдок»? Положено! Так, что у нас там есть? Недвижимость? Ну, давайте ее в вещдоки запишем, пусть лежит. Собственнику не нравится? А кто он такой, чтобы ему что-то нравилось или не нравилось? Требует арест снять? Обойдется! Еще что-то писать, объясняться с начальством, вот поймаем преступников, дело в суд сдадим, а там — пусть разбираются».

«Особый интерес»

«Коррупционные скандалы» и поныне происходят с завидной регулярностью. И следователи также нередко становятся «главными героями» подобных историй. Обычно эта категория следователей всегда имеет в деле свой интерес, и работает по заказу, в тесной связке с бизнесом, а точнее — с рейдерами новой волны. Владелец арестованного имущества сперва пытается возмущаться и жаловаться, но время идет, бизнес-задачи не решаются, юристы требуют оплаты, короче — сплошные расходы. И когда к нему обращаются конкуренты с предложением выкупить помещение, находящееся под арестом, пусть даже по цене, значительно ниже рыночной, собственник обычно соглашается: убытки бы компенсировать. А потом остается только наблюдать, как следователь, до этого времени производивший впечатление «разгильдяя», неожиданно входит в разум, и снимает арест с недвижимости. Ну, а дальше уже бывшему владельцу остается только с сожалением наблюдать, за какую сумму его имущество будет выставлено на продажу.

Кстати, если вернуться к примеру дела г-на Васильева, то на момент возбуждения против него уголовного дела он являлся владельцем сразу нескольких объектов недвижимости. На них — также, как и на помещение бывшего магазина «Ткани», которое никогда не принадлежало обвиняемому, был наложен арест. Тем не менее, за прошедшие пять лет, если верить выпискам из ЕГРП от июня 2015 года, на восьми объектах из девяти успешно сменился собственник. Как новым владельцам удалось доказать следователю Ромицыну В.В., что арест было бы неплохо снять — история умалчивает. Впрочем, с тех пор он сделал неплохую карьеру и назначен теперь на должность руководителя второго следственного отдела второго управления по расследованию особо важных дел (по расследованию налоговых преступлений) Следственного комитета г. Санкт-Петербурга. Ну, а у нынешнего следователя, ведущего это дело, Матолыгина И.В., видимо, карьера еще впереди...

«Пламенный большевик»

Несмотря на то, что правовое государство в России насчитывает уже больше 20 лет, до сих пор встречаются люди, которые мыслят категориями «революционной справедливости». Видимо, путая приближение 2017 года с 1917-ым… И вполне возможно, что именно такой человек сидит в кресле следователя.

Тогда ход его рассуждений, скорее всего, примерно таков… Если у действительных виновных и негодяев денег нет, а потерпевшие пострадали, кто-то должен за это заплатить, уверен такой следователь. И, естественно, именно тот, у кого деньги есть. Например, нынешний владелец имущества. Нет, он, конечно, понимает, что этот самый нынешний собственник не при чем. Но почему бы не потрепать нервы «богатеньким Буратино» и не ходатайствовать перед судом об ее аресте? Хотя бы для того, чтобы потешить собственное самолюбие, используя данную законом власть? Ведь в большинстве случаев суд в такой ситуации встанет на сторону следователя. А что? Пусть имущество побудет под арестом, ведь ее никто не отнимает. Как в старом анекдоте «Мамочка, а можно я посмотрю телевизор? Конечно, деточка. Только не включай его».

Повторимся – это лишь теоретические предположения. Ведь никаких более-менее внятных объяснений страстного стремления держать под арестом помещение на главной улице северной столицы нынешний собственник за все эти годы так и не услышал. Ни от Ромицына, ни от Матолыгина. А «туман», как известно, порождает домыслы. Как правило, не самые приятные…


Читайте также:





Архив новостей