Ярослав Гафуров: Кто выиграет, а кто проиграет от вступления 1 октября 2015 года в силу нового закона о банкротстве физических лиц

Ярослав Гафуров Ярослав Гафуров

Скоро, 1 октября 2015 года, вступит в силу закон о банкротстве физических лиц. Бытует мнение, что документ будет крайне востребован огромной армией заемщиков, накопивших перед банками, по разным оценкам, от 500 млрд до 2 трлн рублей просроченных долгов. Запуск процедуры банкротства сначала избавит частное лицо от начисления штрафных санкций по кредитным договорам, а затем позволит легально списать долг и начать жизнь с чистого листа. Однако, надежды на новый закон большинства потенциальных банкротов могут не только не оправдаться, но и обернуться массой новых проблем. О том, кто выиграет, а кто проиграет от вступления в силу нового закона о банкротстве физлиц рассказывает Ярослав Гафуров, Управляющий партнер юридической группы «DOUBLE PRO» («Дабл Про»).

Новый закон позволит гражданам, накопившим просроченные более чем на 3 месяца долги на сумму более 500 тыс. рублей, с 1 октября обратиться в суд с заявлением о банкротстве. Аналогичный иск к ним могут предъявить в суд кредиторы. Суд опишет все имущество должника (недвижимость, транспорт, вклады, доли в совместном имуществе и пр.), после чего назначит финансового управляющего — ключевую фигуру процесса банкротства. Финуправляющий займется поиском компромисса с кредиторами, розыском дополнительных активов должника, а также сможет оспорить совершенные должником сомнительные сделки (например, направленные на вывод ликвидных активов). После завершения процесса банкротства требования, не удовлетворенные из-за недостаточности имущества, будут считаться погашенными.

«Обнуление долгов, конечно, весьма заманчивая перспектива. Однако проблема состоит в том, что из денежной суммы, вырученной от продажи имущества, должнику предстоит оплатить услуги юристов и финансового управляющего, покрыть затраты на проведение собраний кредиторов и прочие издержки. Как показывают наши предварительные расчеты, затраты на эти цели могут измеряться десятками, а то и сотнями тысяч рублей. Поэтому запуск процедуры банкротства становится экономически оправданным только при сумме долга, которая измеряется не 500 тыс., а миллионами рублей», — отмечает Ярослав Гафуров («DOUBLE PRO»).

Наиболее многочисленную группу потенциальных банкротов могут составить отнюдь не покупатели телевизоров, планшетов и автомобилей, а бенефициары разорившихся компаний, а также руководители фирм, привлеченные к субсидиарной ответственности по крупным долгам своих организаций. Кроме того, банкротство может стать выходом для валютных ипотечных заемщиков — в том случае, если сумма долга превышает рыночную стоимость квартиры.

Наряду с финансовыми издержками фигуранту процедуры банкротства придется столкнуться с целым ворохом административных ограничений и рисков, затрагивающих его родственников, деловых партнеров. При относительно небольшом размере долга потенциальному банкроту предстоит найти ответ на вопрос: а стоит ли игра свеч? Так, суд может запретить банкроту открывать банковские счета, руководить коммерческими организациями, ограничить возможность выезда за границу. Под горячую руку финансового управляющего может попасть доля в совместном имуществе супругов, а также доли в уставном капитале учрежденных им компаний.

В случае реализации долей в уставном капитале компаний, учрежденных при участии потенциального банкрота, активы могут легко уплыть в руки рейдеров. Чтобы предотвратить подобное развитие событий уже сегодня мы рекомендуем клиентам тщательнее разрабатывать учредительные документы, предполагая риск возможного банкротства одного из учредителей, продумывать механизмы согласия на отчуждение доли, вступления в состав участников третьих лиц, регулировать вопросы распоряжения корпоративной недвижимостью специальными соглашениями.

Что касается спроса на новый закон со стороны кредиторов, то почти наверняка инструментом банкротства частных лиц для взыскания долгов будут активно пользоваться банки и компании, которые выдавали крупные кредиты под залог ликвидного имущества, а также кредиторы, добившиеся ареста имущества в рамках судебных разбирательств и исполнительного производства. С помощью процедуры банкротства физлиц кредиторы получат легальную возможность потрясти бенефициаров бизнеса — в том числе, через оспаривание сомнительных сделок с их участием (включая фиктивные договоры дарения и брачные контракты, на которых основаны многие схемы вывода активов). Вряд ли стоит ожидать массовых банкротств физлиц, задолжавших по потребительским кредитам. Ведь в случае признания требований безнадежными к взысканию, банк должен будет начислить сумму своих резервов на размер долга — то есть, заморозить дополнительные средства.

«В целом же, как показывает практика, процедуры банкротства традиционно используются заемщиками для того, чтобы избежать удовлетворения требований кредиторов, а кредиторами — для вылавливания и защиты ликвидных активов от притязаний конкурентов. Вполне вероятно, аналогичной окажется и логика практического применения нового закона о банкротстве физлиц», — резюмирует Ярослав Гафуров, эксперт юридической группы «DOUBLE PRO». 


29 Сентября 2015 12:27
Источник: DOUBLE PRO

Читайте также:





Архив новостей