Экономисты комментируют итоги года

Экономисты комментируют итоги года Экономисты комментируют итоги года

Российская экономика в 2007 году - последнем году второго срока президентства Владимира Путина - показала в целом хорошие результаты. Высокими темпами росли ВВП, инвестиции, доходы населения и т.д. На первый взгляд, г-н Путин оставляет в наследство своему преемнику Дмитрию Медведеву (трудно предположить, что президентом 2 марта будет избран кто-либо другой) относительно беспроблемную экономику, которой уготовано исключительно светлое будущее без кризисов и потрясений, пишет "Время Новостей".

По крайней мере, в среднесрочной перспективе. Однако, на взгляд экономистов, налицо реальные опасности, которые при определенных обстоятельствах могут испортить немало нервов тем, кто будет стоять у руля власти после мартовских выборов. В том числе, кстати, и самому Владимиру Путину, который дал согласие возглавить правительство, если президентом станет Дмитрий Медведев. Примечательно, что одну из главных потенциальных опасностей - госкорпорации - породила сама власть именно в уходящем году.

Экономический обозреватель «Времени новостей» Михаил ВОРОБЬЕВ попросил известных аналитиков дать оценку главным событиям и тенденциям уходящего года в экономике: какие из них положительно сказались или скажутся на социально-экономическом развитии России, а какие, напротив, могут привести к отрицательным результатам.

"С 60-х годов мы таких инвестиций не видели"

Владимир ТИХОМИРОВ, главный экономист финансовой корпорации «Уралсиб»:

- Из позитива можно отметить всплеск инвестиционной активности. Рост капиталовложений в этом году составит около 20%. Это очень высокий показатель, которого у нас давно не было. В постсоветской России не было однозначно. Если брать с советских времен, то, наверное, с 60-х годов мы таких инвестиций не видели. Причем инвестиции были и в производстве, и в потребительском секторе, и в жилищном строительстве.

Вторая позитивная тенденция заключается в том, что 2007 год - второй полный год, когда экономический рост обеспечивается внутренним спросом - как со стороны промышленности, так и со стороны населения, - а не сырьевым экспортом. Эта та самая тенденция, которой добивалось правительство: отвязать наш рост от колебаний сырьевого рынка. Это и происходит, хотя, если все раскладывать по полочкам, положительная конъюнктура сырьевых цен сыграла свою роль, в том числе в доходах бюджета и в сохранении макроэкономической и финансовой стабильности. От сырьевой зависимости быстро уйти все равно не удастся, но то, что мы растем не за счет увеличения экспорта газа, нефти, а именно за счет новых производственных мощностей и потребления населения, это позитив.

Рост импорта, с одной стороны, тревожная тенденция: производство теряет конкурентоспособность, уступает иностранным товарам. С другой стороны, это объективный процесс. Советская экономика была в значительной степени закрытая, мы пытались производить полную номенклатуру товаров. Далеко не все эти товары были конкурентоспособны и отвечали потребительским свойствам, которые хотели бы видеть покупатели. Поэтому частично где-то мы проигрываем и закрываем производства. Это, повторю, объективный процесс.

Другое дело, что там, где мы можем конкурировать при мощной поддержке государства, рывок может произойти. Например, в сфере нанотехнологий, в военно-промышленном комплексе, энергетике, в том числе атомной, в судо- и самолетостроении. Эти отрасли при достаточных инвестициях и грамотной политике правительства могут создать что-то конкурентоспособное.

До этого существовала угроза, что вся промышленность встанет. Сейчас же, по крайней мере по ряду отраслей, позитивные сдвиги налицо.

Повышение доходов населения - один из двигателей роста. Причем повышение доходов связано не столько с сырьевыми отраслями, сколько, наверное, с бюджетной сферой в широком смысле. Доходы бюджетников начали постепенно догонять намного более высокие доходы работников частного сектора, связанного с экспортом или с обслуживанием экспорта (финансовая сфера, например). Это позитивно - и политически, и социально.

Что касается появившихся в этом году госкорпораций, вопрос в том, что будет дальше. На данном этапе появление госкорпораций я оцениваю как плюс. Фактически мы видели производства на грани банкротства, производства, которые производили максимум один самолет в год. Производства, которые, скорее всего, с точки зрения любого частного инвестора, надо было просто закрыть. Земля стоила дороже, чем само производство. Заставить частников купить эти предприятия и их перестраивать вряд ли получилось бы, ведь это огромные инвестиции. Без усилий со стороны государства некоторые отрасли могли бы просто-напросто исчезнуть. А в них у нас существует научно-технический потенциал, разработки и т.д.

Поэтому попытка государства сохранить этот потенциал и его развить - на данном этапе это плюс. Но при этом существует опасность, что государство не сможет вовремя пойти на пересмотр степени своего влияния в госкорпорациях. В будущем, когда эти производства встанут на ноги, видимо, будет иметь смысл привлекать и частных инвесторов, и частных менеджеров, потому что эффективность управления в частном секторе в целом намного выше. Это - факт. Крупные госкомпании, которые находятся под постоянной политической и экономической опекой государства, еще могут показывать неплохие результаты. Если же они находятся в свободном плавании, в свободной конкуренции, то тут уже возникают большие проблемы. Заявления, которые делались, в том числе и Владимиром Путиным, свидетельствуют, что привлечение частных инвесторов в будущем предполагается.

То, что вредно для экономики, - это, конечно, сильный инфляционный скачок. Он отчасти был спровоцирован мировой тенденцией роста цен на продукты питания, но в существенной степени был вызван и внутренними процессами, в том числе более слабой бюджетной дисциплиной, огромным притоком капитала. Инфляция - очень сложная проблема, которую решить быстро, видимо, не получится. Главное, что очень обидно, что год начинался с больших успехов в области инфляции, а заканчивается хуже, чем прошлый год.

"Россия стала номером шесть в Европе по объемам потребительского рынка".

Евгений ГАВРИЛЕНКОВ, главный экономист инвестиционной компании «Тройка Диалог»:

- Ко всем событиям я отношусь нейтрально, как к явлениям природы. Пошел дождь - значит, надо что-то делать, стало холодно - тоже какие-то меры надо предпринимать. Точно так же и в экономике. Нельзя, что было что-то очень плохо, а что-то очень хорошо.

Во-первых, мы видим, что экономический рост ускорился. В прошлом году ВВП вырос на 6,7%, сейчас, наверное, будет по итогам года порядка 7,7%. Качественное отличие этого от прошлого года в том, что довольно существенно повысилась инвестиционная активность госкомпаний. Это увеличило инвестиционный спрос, толкнуло вверх промышленное производство. В принципе это позитивная черта.

Но во многом этот рост, особенно в первом полугодии, был обеспечен за счет внешних заимствований. Третий квартал показал, что есть некоторое торможение, возможности привлечения капитала ухудшаются. Следующий год, возможно, будет не такой радужный с точки зрения темпов роста инвестиций.

Но все равно следующий год будет тоже неплохой. Также будет двузначный рост инвестиций, но не такой, как сейчас. В этом году был явно аномальный рост на фоне дешевых денег. Глобальные финансовые проблемы показали, что существует определенный предел такому развитию и в дальнейшем на столь же дешевые деньги рассчитывать нельзя.

Долго говорить про инфляцию, которая явно ускорилась, не буду. Понятно, что это негатив. Также в качестве негатива я бы отметил чрезмерное увлечение наращиванием бюджетных расходов. В этом году эти расходы были высокими. В следующем картина будет аналогичной, если иметь в виду принятое полтора месяца назад решение дополнительно направить 1,1 трлн руб. в экономику, из которых 640 млрд руб. идет на финансирование разного рода госкорпораций. Высокие расходы провоцируют инфляцию, увеличили зависимость бюджета от цены на нефть. Цена, при которой бюджет остается сбалансированным, резко выросла. В 2003 году это было 17-18 долл. за баррель, а в 2007-м уже 56-58 долл. за баррель. Пока мы говорим о ценах на нефть в районе 90 долл. за баррель - это небольшая проблема на фоне слабого доллара. Но мы видим, что нефть может падать ниже 50 долл. за баррель, что было год назад.

Помимо ослабления бюджетной политики среди наиболее сложных проблем я бы выделил также практически бесконтрольное появление огромного количества госкорпораций. Мировой и наш советский опыт, история азиатских стран показывают, что, как правило, госкорпорации проигрывают в конкуренции частным в долгосрочном плане. Я не уверен, что чиновники могут правильно предвидеть будущее, рискуя не своими деньгами. Опыт корейских корпораций - не государственных, но близких к государству - показывает, что на определенном этапе обязательно встает проблема эффективности инвестиций.

Рост доходов - безусловный плюс. Причем к плюсам можно отнести все, что связано со словом рост, кроме разве что темпов инфляции.

Причем этот позитив - результат не одного года, а многолетнего развития. Укрепление рубля фактически поменяло модель экономического роста. Когда в 1999-2000 годах доход на душу населения был низким - примерно 1200 долл., - работала экспортно-ориентированная модель роста: низкие издержки здесь, вывоз всего, что только возможно, за рубеж. В этом году наш ВВП на душу населения приближается к уровню 9 тыс. долл., а в следующем практически сравняется с польским. С учетом масштабов нашего потребительского рынка - все-таки 140 млн человек - Россия стала номером шесть в Европе по объемам потребительского рынка. Это уже заметная и значимая позиция. Ожидания дальнейшего роста, уровень покупательной способности населения и рубля уже делают выгодными инвестиции в страну именно для внутреннего спроса, в производство товаров для внутреннего потребления. Прямые иностранные инвестиции составят в этом году от 40 до 45 млрд долл., в то время как в 1999 году - 2,5 млрд долл. Мы достигли стадии, когда внутренний спрос, инвестиционный и потребительский, стал локомотивом дальнейшего экономического роста. Это более устойчивая система.

Но долгосрочная проблема не решена. Экспорт по-прежнему абсолютно не диверсифицирован. Налицо парадокс: внутренняя экономика диверсифицируется, меняется структура экономики, а структура экспорта остается неизменной. Примерно 85% доходов от экспорта - поступления от экспорта нефти, газа, металла и химии. За 15 лет ничего не поменялось. Конечно, в этом смысле мы подвержены внешним шокам довольно сильно.

"Не наблюдалось положительной динамики в сокращении разрыва между богатыми и бедными"

Игорь НИКОЛАЕВ, директор департамента стратегического анализа компании ФБК:

- Безусловным благом явилось то, что динамика инвестиций в основной капитал была очень хороша с начала года и, уверен, благодаря этому мы имеем приличные темпы экономического роста - больше 7%. Как известно, в отдельные месяцы инвестиции в основной капитал росли темпами до 27% по сравнению с соответствующими месяцами 2006 года. Это нормальный качественный экономический рост, не спекулятивный, а именно основанный на инвестициях в основной капитал.

Рост реальных доходов населения - это плюс. Но рядом и минус. Не наблюдалось положительной динамики в сокращении разрыва между богатыми и бедными. В середине года разрыв по доходам между 10% самых богатых и 10% самых бедных составлял 15,1 раза. Негативную тенденцию в этом году переломить не удалось.

Плюсом, наверное, является то, что пока не ослаблено внимание к национальным проектам. Польза от них в одном - они привлекли внимание к сферам, которые должны быть безусловным приоритетом. Конечно, идеологически нацпроекты не выдерживают критики: это конъюнктурного рода мероприятия с большим объемом выделяемых средств. Но то, что наконец-то привлечено внимание к сферам, которые нуждаются в приоритетной поддержке, - безусловный плюс. Это дает определенные шансы на то, что от проектов мы перейдем к тому, что эти сферы станут настоящими приоритетами.

Из итогов года безусловный минус - провал по инфляции. Именно провал - коротко и однозначно.

Однозначный минус - это госкорпорации. Мы этот минус пока не осознали. Но он нам еще аукнется, безусловно. Госкорпоративный беспредел, неопределенность прав собственности, бюджетные риски, нормативно-правовые нестыковки - все это нам еще ой как аукнется, и достаточно быстро.

Есть события и тенденции одновременно и со знаком плюс, и со знаком минус. Например, впервые в истории страны принятие трехлетнего бюджета. С одной стороны, предпринята оправданная попытка среднесрочного бюджетного планирования, что хорошо, к такому планированию надо переходить. Но, с другой стороны, не выдержано одно принципиальное условие: бюджет спланирован на недостоверных исходных макроэкономических показателях. Планировать трехлетний бюджет исходя из того, что цены на нефть будут снижаться с 55 долл. за баррель в 2007 году до 50 в 2010-м - это просто нелепо. Но мы это сделали. В результате мы приближаемся к бюджетному периоду, и нам надо срочно бюджет править, потому что он, конечно, нереалистичный. Во-первых, заложены нереалистичные цены на нефть, а во- вторых, показатели по инфляции абсолютно не соответствуют действительности.

"Главное негативное событие - рост инфляции"

Евсей ГУРВИЧ, руководитель Экономической экспертной группы:

- Что было хорошо для экономики в уходящем году? Большой приток капитала. Это привело к резкому росту инвестиций, к ускорению роста в перерабатывающей промышленности, к повышению качества роста. Это дало толчок к повышению конкурентоспособности экономики. С притоком капитала приходят новые технологии, современные стандарты корпоративного управления. То есть иностранный капитал формирует новую среду. Не забудем, что для привлечения капитала необходимо раскрывать информацию, то есть это серьезный стимул для повышения прозрачности нашей экономики. Только за первые девять месяцев года на девять процентных пунктов повысилась доля иностранного капитала в банковском секторе - с 16 до 25%. Это должно повысить эффективность российского банковского сектора.

Второй позитив - это «народные» IPO, проведенные Сбербанком, «Роснефтью», ВТБ. Расширяется круг собственников. Это шаг к созданию среднего класса.

Среди негативных моментов я бы выделил один макроэкономический и один институциональный. Главное негативное макроэкономическое событие - рост инфляции. Впрочем, не только макроэкономическое, но и социальное, ведь для населения с низкими доходами такой высокий рост цен - очень серьезный удар. Уже объявленное решение о повышении пенсий и зарплат бюджетникам - элемент инфляционной спирали.

Негативный момент институционального характера - создание целого набора госкорпораций. Фактически огромная часть экономики выведена из зоны рыночных отношений в зону непонятных некоммерческих отношений.

Чем это опасно для экономики? Тем же, чем рынок лучше социализма. При рынке есть стимулы и ответственность. Соответственно, в подобных некоммерческих организациях нет ни стимула, ни ответственности. Они действуют не по законам рыночной экономики, а по законам социализма, но только в еще ухудшенном варианте, поскольку фактически ни перед кем не несут ответственности, даже административной. В рыночной экономике агенты несут ответственность перед рынком, в условиях социализма - перед вышестоящими органами, а нынешние госкорпорации вообще ни перед кем не несут никакой ответственности. Не может такая структура быть эффективной. Как не может быть эффективным социализм.

Еще один минус в том, что темпы роста зарплат все больше превышают темпы роста производительности труда. Уже стала сокращаться доля валовой прибыли в экономике. По этому критерию мы приближаемся к докризисному периоду.

Также среди негативных факторов - начало трат в достаточно больших масштабах денег стабилизационного фонда, что снижает качество бюджетной политики, подрывает долгосрочную макроэкономическую стабильность.


26 Декабря 2007 13:00
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей