По линии родства

По линии родства По линии родства

Вчера первый заместитель парламентского комитета по безопасности Михаил Гришанков сообщил, что в скором времени в Думу может быть внесен новый проект закона «О противодействии коррупции».

Среди нововведений он выделил обязательное декларирование имущества членов семей госчиновников. Но, по мнению независимых экспертов, полезный по своей сути закон вряд ли будет эффективным при нашей системе правоприменения.

По словам Михаила Гришанкова, «антикоррупционный пакет» был подготовлен межведомственной рабочей группой, поскольку России необходимо ввести в законодательство положения двух международных документов, которые страна уже подписала: Конвенции ООН против коррупции 2003 года и Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию 1999 года, сообщают «Новые Известия».

Как сообщил депутат, новый проект закона содержит комплекс мер, направленных на минимизацию коррупции, искоренение порождающих ее причин, «на создание атмосферы невыгодности коррупционного поведения чиновников». В частности, в нем содержится норма об обязательном декларировании должностным лицом имущества, принадлежащего не только ему, но и членам его семьи.

Обязательный контроль «по линии родства» предполагается установить также над сделками и финансовыми операциями. А требование о декларировании имущества разработчики считают необходимым распространить на работников правоохранительных органов и спецслужб и их семьи.

«Я думаю, что законопроект достаточно легко будет принят в ходе весенней сессии парламента, – сказал «НИ» зампред комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков. – В целом нельзя не поддерживать положения закона, касающиеся обязательного декларирования имущества членов семей должностных лиц, работников правоохранительных органов и спецслужб. Разумеется, будут некоторые исключения. Раскрывать информацию о секретных агентах или внештатных сотрудниках спецслужб было бы глупо».

По мнению независимых специалистов, на бумаге закон неплох, но проблемы отечественной системы правоприменения могут свести его на нет. «Нормы законопроекта соответствуют требованиям международных конвенций, и, опираясь на опыт западных стран, можно констатировать, что предусмотренные меры являются одними из наиболее действенных антикоррупционных инструментов, – рассказала директор Центра антикоррупционных исследований Transparency International – Россия Елена Панфилова. –

Другой вопрос – заработает ли закон в наших реалиях. Необходимо выстроить прямую взаимосвязь: при обнаружении правонарушений должны автоматически применяться соответствующие санкции. Но в условиях существующей системы правоприменения найдется 1001 путь, когда закон пойдет не во благо, а во вред».

Действительно, возникают серьезные опасения, что выявляемые факты взяточничества тех или иных госчиновников, либо работников правоохранительных органов будут использоваться не во имя торжества правосудия, а останутся внутри проверяющих структур и превратятся в еще одно орудие давления на противника в войнах силовиков.

«Чтобы снизить риск подобного развития событий, разумно выглядит создание отдельного антикоррупционного органа, независимого от других силовых структур», – считает г-жа Панфилова. Однако, по мнению Геннадия Гудкова, необходимости в такой структуре нет. «Информация о доходах должностных лиц должна быть в открытом доступе, тогда чиновников будут контролировать не только органы надзора, а все общество. Для нормальной реализации закона достаточно создания общероссийского координационного центра, который бы продвигал государственную антикоррупционную политику», – говорит парламентарий.

Что же до нынешнего положения дел, то эксперты полагают, что борьба с коррупцией в России, если и ведется, то хаотично. «Если смотреть правде в глаза, то уже долгое время положительных подвижек нет. Отсутствует системный прорыв. Есть лишь точечные удары, вроде нескольких громких арестов. Причем всплески активности совпадают с предвыборными периодами», – отмечает г-жа Панфилова.

К перспективе принятия закона она относится позитивно. «Большое достижение, что он начнет называть вещи своими именами, определит понятие «коррупция». Ведь у нас во многих случаях даже откаты не считаются взяткой. Так что эта ясность может служить неким плацдармом для решения проблем», – говорит эксперт.

АНТИКОРРУПЦИОННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИИ

Кроме Уголовного кодекса, напрямую запрещающего чиновникам воровать, брать взятки и злоупотреблять служебным положением, в российском законодательстве уже есть и другие нормативные акты, исполнение которых могло бы решить проблему.

Федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (№ 79-ФЗ от 27.07.2004) запрещает госслужащим выполнять иную оплачиваемую работу без предварительного уведомления об этом своего нанимателя, а также если эта дополнительная работа влечет за собой конфликт интересов с должностными обязанностями чиновника (ст. 14).

Чиновники обязаны ежегодно предоставлять сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, сообщать о личной заинтересованности при исполнении должностных обязанностей, которая может привести к конфликту интересов (ст. 15).

Закон запрещает участвовать на платной основе в деятельности органа управления коммерческой организации, осуществлять предпринимательскую деятельность, приобретать ценные бумаги, оставлять себе подарки дороже 5 МРОТ (500 руб.), получать денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения.

Если владение госслужащим ценными бумагами может привести к конфликту интересов, он обязан передать принадлежащие ему акции в доверительное управление специализированным организациям. Даже после увольнения с госслужбы бывший чиновник не может в течение двух лет занимать должности (или работать по договору) в организациях, которые он курировал, находясь на госслужбе (ст. 17).

Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» (№3132–1 от 26.06.1992) и федеральный закон «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (№ 3-ФЗ от 8.05.1994) накладывают похожие ограничения на судей и парламентариев.

Взаимодействие государственных органов с коммерческими структурами регламентируют федеральные законы «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (№ 94-ФЗ от 21.07.2005), «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)» (№ 134-ФЗ от 08.08.2001), «О лицензировании отдельных видов деятельности» (№ 128-ФЗ от 08.08.2001), «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (№ 129-ФЗ от 08.08.2001), «О бухгалтерском учете» (№129-ФЗ от 21.11.1996), «Об аудиторской деятельности» (№ 119-ФЗ от 07.08.2001), «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» (№ 209-ФЗ от 24.07.2007).


29 Января 2008 16:12
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей