"Деньги у людей пропадут. И есть им будет нечего"

"Деньги у людей пропадут. И есть им... "Деньги у людей пропадут. И есть им...

В Совете федерации накануне президентских выборов неожиданно подвергли резкой критике институт госкорпораций, который рассматривается в правительстве и кремлевской администрации как один из главных инструментов перехода к инновационному пути развития.

Раздел, посвященный негативному влиянию госкорпораций на развитие экономики, был включен в ежегодный доклад "О состоянии законодательства в Российской Федерации в 2007 году". Один из авторов раздела, председатель комитета СФ по промышленной политике Валентин Завадников в интервью корреспонденту "Газеты" Марине Соколовской объяснил причины демарша сенаторов.

- Вы утверждаете, что создание госкорпораций превращается в фирменный знак российской экономической политики?

- Да, их число растет с устрашающей быстротой. Агентство по реструктуризации кредитных организаций, первая подобная организация, было создано девять лет назад. Не очень понятно, почему именно в такой форме оно появилось на свет, но тогда никто этого не обсуждал. В итоге был создан прецедент, который по сути нехорош. А к ноябрю 2007 года было создано уже семь государственных корпораций. То есть в последние два года в эту игру начали играть все, кто только мог, пишет ГАЗЕТА.GZT.RU.

- Что можно сказать о правовом статусе этих организаций?

- Государственная корпорация - это одна из форм некоммерческой организации, существующая в России согласно закону «О некоммерческих организациях». Мы проанализировали этот закон и пришли к выводу, что не существует никаких принципиальных юридических ограничений на деятельность госкорпораций, кроме ограничений, подразумеваемых Конституцией и конституционными законами. Иными словами, госкорпорация не может выполнять функции исполнительной власти, но может брать на себя частные функции в сфере регулирования надзора и контроля.

- А государство имеет какие-то права на переданное имущество?

- Нет. Никаких. Государство не имеет ни вещного права на имущество госкорпорации (в отличие, например, от унитарных предприятий), ни обязательных прав в отношении самой корпорации (в отличие от акционерного общества). Кроме того, отсутствуют общие механизмы правового регулирования этих организаций и влияния государства на них, для этого нужно принимать в каждом случае отдельный закон.

Но, посмотрев на эти самые законы о создании госкорпораций, мы увидели, что в большинстве из них полностью отсутствуют критерии оценки достижения поставленных целей или же они не позволяют контролировать степень их достижения. Пожалуй, единственное исключение - "Олимпстрой". Но это можно объяснить четким планом выполнения строительства.

Почти нигде, кроме как для Росатома, не предусмотрены и процедуры средне- и долгосрочного планирования. Нет в законах и каких-либо санкций за нарушение исполнения программы. Не содержат они и критериев оценки деятельности руководителей госкорпораций и их наблюдательных советов.

Есть и еще один нюанс: решающий голос при создании руководящих органов госкорпорации принадлежит президенту, а это ставит работу этих структур в зависимость от политической конъюнктуры и, более того, буквально побуждает их манипулировать политической ситуацией в стране в своих интересах.

- Процесс создания госкорпораций идет уже два года. Почему вы решили выступить с их критикой только сейчас?

- Мы про это давно говорим. И голосовали против всех законов, предлагающих создавать госкорпорации. У комитета есть принципиальная позиция, что это путь неадекватный и неправильный. Просто Совет федерации раз в год выпускает доклад, в котором собраны воедино предложения комитетов по наиболее острым проблемам.

А это наша системная позиция по итогам всего 2007 года. Раз документ комитета по промышленной политике вошел в большой доклад Совета федерации, утвержденный на пленарном заседании, то можно сейчас говорить, что это позиция Совета федерации.

- Вне стен СФ у вас есть единомышленники?

- Глава экспертного управления президента Аркадий Дворкович говорил, что это плохо. Герман Греф в бытность руководителем Министерства экономического развития тоже идеи создания госкорпораций не поддерживал. Да для любого человека с каким-то представлением об экономике, ну хоть студента второго курса экономического вуза, понятно, чем чреваты эти начинания.

- Тем не менее законы о госкорпорациях принимались быстро, слаженно и без особых возражений.

- Не соглашусь, что это было уж совсем тихое принятие. Оно не было совсем уж подковерной игрой. Просто надо учитывать, что все документы вносились либо президентом, либо правительством. Кто тут будет особенно протестовать? Сказано, что крокодил - птичка, значит, летает.

- В докладе сказано, что институт госкорпораций архаичен. Что вы подразумеваете под этим словом?

- То, что происходит сейчас в стране, - это возрождение социализма, вот что мы имеем в виду. Или «совка», простыми и понятными словами. Можно пытаться строить «совок» в общественной жизни, но строить «совок» в экономике - это уже совсем за гранью разумности.

- А что, в общественной жизни это возрождение нормально?

- Ну, общественная жизнь - это некоторая условность, ее можно пытаться строить, когда у людей деньги есть. А когда вы в экономике попытаетесь возродить прежнюю систему, то это глупо. Деньги у людей пропадут. И есть им будет нечего.

- Что делать в этой ситуации, когда машина уже запущена и из бюджета на эти цели выделено 550 млрд рублей?

- Понятия не имею. Просто очевидно, что ничего хорошего экономике нашей страны это не принесет. А будет плохо. Причем чем дольше будет затягиваться этот процесс, тем в итоге будет больше плохо. Еще раз повторюсь: любой нормальный человек, хоть что-то слышавший про экономику, понимает, что в основном никаких других интересов, кроме интересов группы товарищей, создание госкорпораций не решает.

Я думаю, что они еще парочку-тройку госкорпораций будут пытаться сделать. Я даже понимаю, кто будет новыми счастливцами. Это - дороги, рыба и почта.

- Евгений Примаков говорил, что его беспокоит не столько создание госкорпораций, сколько их последующая приватизация определенными людьми, которые сейчас и так всем владеют. Такой сценарий событий возможен?

- Без комментариев. Сегодня возможен любой сценарий. Все, что внесено в госкорпорации, не является государственной собственностью. Точка. При этом с приватизацией имущества приватизируются и государственные функции в области контроля и надзора, что весело. Перспективы не ясны совершенно.

А я не гадалка. У нас есть некоторая позиция. Мы про нее сказали. Люди к этому могут как-то относиться. Могут слушать, а могут и нет. Но одно очевидно: не хотелось бы, чтобы госкорпорации становились основной чертой современной экономики.


03 Марта 2008 10:36
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей