Минфин готов облегчить налоговое бремя компаниям

Минфин готов облегчить налоговое бр... Минфин готов облегчить налоговое бр...

Минфин и Минэкономразвития на время свернули междоусобные войны и договорились о сроке снижения НДС с 18 до 12%. Но тактическую победу все-таки одержал глава Минфина Алексей Кудрин. Причем сделал это находясь в стане противника. Выступая вчера на коллегии МЭРТ, г-н Кудрин заявил, что не возражает против радикального снижения НДС, но этот процесс начнется не в 2009 году, как предлагала глава МЭРТ Эльвира Набиуллина, а в лучшем случае в 2010 году. Но НДС не единственный налог, снизить который готов Минфин, — такая же перспектива ждет и НДПИ на нефть. Нефтяникам обещаны налоговые преференции на сумму 100 млрд руб. С этими потерями глава Минфина, видимо, готов мириться. А НДС все-таки будет предметом дальнейшего торга между Минфином и МЭРТ.

Идею снизить НДС подал Владимир Путин. Выступая на расширенном заседании Госсовета в феврале, президент заявил, что к 2020 году необходимо «установить единую и максимально низкую ставку НДС». Глава экспертного управления администрации президента Аркадий Дворкович уточнил: НДС может быть снижен до 12—13%. И если МЭРТ сразу занялось расчетами последствий для экономики от столь радикального снижения налога, то Алексей Кудрин заявлял, что НДС можно будет снизить к 2020 году, более ранние сроки обсуждать отказывался, ссылаясь на незыблемость принятого трехлетнего бюджета.

Расчеты МЭРТ показывали, что при снижении НДС до 12% с 2009 года выпадающие доходы бюджета составят 1% ВВП при официальном прогнозе ВВП на 2009 год — 44 565 млрд руб. При этом МЭРТ предложило повысить акцизы и рассчитывало на 5-процентное увеличение налогооблагаемой базы по НДС. В итоге за два года благодаря снижению НДС рост ВВП должен был ускориться на 0,6—0,7%. Вчера, выступая на коллегии МЭРТ, Кудрин смягчил позицию ведомства по срокам реформирования НДС, заявив, что «начало этому процессу может быть положено в 2010—2011 годах». Министр напомнил, что выпадающие доходы при радикальном снижении ставки составят 2% ВВП. Он пообещал завершить проработку этого вопроса к концу лета.

Эксперты обращают внимание на формулировки в речи министра финансов. Кудрин говорит, что с 2010 года процесс только начнется. «Минфин не готов в ближайшее время снижать НДС, а слова министра — это тактическая уловка», — полагает директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. До 2010 года многое может измениться, между тем именно сейчас Минфин испытывает колоссальное давление и со стороны властей, и со стороны бизнеса, и обещание изменить спорный налог позволяет снизить накал страстей. Поскольку расчеты ведомства подготовят лишь в августе, глава МЭРТ Эльвира Набиуллина призналась вчера, что теперь не видит возможности снижения налога ранее 2010 года. Таким образом, компромисс между двумя ведомствами был найден.

Но перенос срока снижения НДС не устраивает бизнес. Глава РСПП Александр Шохин настаивает на снижении НДС с 2009 года и предлагает властям замещать выпадающие доходы за счет IPO приобретенных в последнее время госактивов. «Кроме того, Минфин не учитывает рост налогооблагаемой базы при снижении ставки», — говорит председатель «Деловой России» Борис Титов. Сейчас компании, уклоняющиеся от уплаты НДС, тратят на обналичку 10%, и при снижении ставки выгоднее будет платить налог и не рисковать бизнесом и свободой.

Впрочем, говоря о потерях бюджета от снижения НДС, Минфин настаивает на снижении НДПИ на каждую тонну нефти на 6 долл., что позволит компаниям сэкономить 100 млрд руб., причем уже с 2009 года (подробнее см. материал на с. 4). С этими потерями чиновники ведомства Алексея Кудрина, видимо, готовы мириться. Как пояснил Кудрин, с учетом укрепления рубля и роста издер­жек нефтяным компаниям стало сложнее работать в существующих налоговых условиях. Этот аргумент оказался достаточным, чтобы Минфин решил стимулировать как раз не инновационные и обрабатывающие производства, а сырьевую отрасль. Алексея Кудрина не смущает даже то, что стимулирование исключительно сырьевых отраслей противоречит задаче перехода на инновационную модель развития экономики, реализация которой учтена в стратегии развития страны до 2020 года.

«Это решение не оправдано никакими экономическими факторами», — возмущается Борис Титов. По данным Росстата, рентабельность в нефтедобывающей отрасли составляет 29,5%. Между тем в текстильной отрасли уровень рентабельности равен 3,4%, в производстве транспортных средств — 6,3%, а в среднем по экономике — 14%. «Обрабатывающие отрасли рентабельны на порядок ниже, — говорит Титов. — Так кто сегодня нуждается в поддержке — богатые сырьевики или все остальные, еле-еле сводящие концы с концами?» Игорь Николаев уверен, что сырьевики во главе с «Роснефтью» «использовали мощный лоббистский ресурс», пишет РБК daily.


26 Марта 2008 10:42
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей