12 тысяч российских архитекторов не успевают обеспечить стройрынок РФ

12 тысяч российских архитекторов не... 12 тысяч российских архитекторов не...

Представители российских девелоперов утверждают, что на фоне значительного роста строительного рынка и увеличения количества эксклюзивных проектов нашей стране не хватает талантливых архитекторов.

Однако в рыночных условиях вакантное место, особенно хорошо оплачиваемое, долго быть свободным не может, и этот вакуум постепенно стали занимать иностранные проектировщики.

Иностранцы в России

Иностранные архитекторы впервые начали работать в современной России еще в 90-х годах прошлого века. Однако в то время сфера их интересов ограничивалась только Москвой.

Среди проектов, которые были реализованы в российской столице в конце прошлого столетия с помощью зарубежных архитекторов, можно назвать здание Совмортранса в Рахмановском переулке, в проектировании которого принимали участие австрийцы Патрик Ляйбетзедер и П.Хабрик, «Дом тысячелетия» (Millenium House) на Трубной улице, чей проект был создан британским архитектором Джеймсом Мак Адамом.

Кроме того, известный итальянский архитектор Джованни Бартоли модернизировал магазин «Весна» на Новом Арбате и спроектировал сеть киноплексов для компании «Инвесткинопроект», в том числе и столичный «Киноплекс на Ленинском».

Американская архитектурная компания Altoon+Porter помогала проектировать и строить торгово-развлекательный комплекс «Атриум» на Садовом кольце.

Однако все эти проекты были точечными и практически не привлекли внимания «неархитектурной» публики. Ситуация изменилась в начале века, когда с развитием российской экономики иностранные архитекторы стали востребованы в ряде крупных городов.

В 2005 года знаменитая Заха Хадид представила свой проект небоскреба «Живописная Тауэр» компании «Капитал Груп» в Хорошево-Мневниках в Москве, а уже в следующем году она предложила Moscow City Group проект нового «Экспоцентра» на Краснопресненской набережной, 14, а компании «ДоминионМ» - проект бизнес-центра Шарикоподшипниковской улице. В 2008 году Хадид участвовала в конкурсе на лучший проект музейного центра PermMuseumXXI в Перми.

Помимо Хадид, своим вниманием Россию почтили и такие архитектурные «гуру», как Эрик ван Эгераат (Нидерланды) и сэр Норманн Фостер (Великобритания).

Первый участвовал в проектировании скандально известного комплекса «Город столиц» «Капитал Груп», спроектировал торгово-развлекательный комплекс «Вершина» в Сургуте для группы компаний «СКУ», а также занимался созданием генплана Ханты-Мансийска. Однако, безусловно, больше всего Эгераат известен в России как автор насыпного острова «Федерация» у побережья Сочи.

Что касается Фостера, то его, пожалуй, можно назвать самым любимым в России архитектором: на его счету в Москве проект реконструкции гостиницы «Россия», проект башни «Россия» в ММДЦ «Москва-Сити», проект реконструкции ГМИИ имени А.С.Пушкина и проект «Хрустальный остров», в Петербурге - проект бизнес-комплекса на Московском проспекте, во Владикавказе - проект культурного центра общекавказского значения и в Ханты-Мансийске - проект эко-комплекса «Югра».

При этом и Хадид, и Эгераат, и Фостер - наиболее известные, но далеко не единственные иностранные проектировщики в нашей стране. В России работали или работают архитектурные бюро Eller+Eller Architekten (Германия), Wilkinson Eyre Architects (Великобритания), RMJM (Великобритания), Valode&Pistre (Франция), Behnisch, Behnisch&Partner (Германия), SWECO (Швеция), Swanke Hayden Connell Architects/SHCA (США), OMA (Нидерланды), NBBJ (США), ABB Architekten, ar.te.plan GmbH, ASP Architekten Schweger Partner.

Этот список можно было бы продолжить и дальше, но и без этого очевидно, что в нашей стране, с одной стороны, существует благодатная почва для проектировщиков из-за рубежа, а с другой - в России действительно есть в них потребность. Чем же так привлекают архитекторы-иностранцы отечественных девелоперов?

Исчезнувшее мастерство

Однозначного ответа на этот вопрос эксперты, опрошенные РИА Новости, не дали. Например, как считает генеральный директор архитектурного бюро ABD architects Борис Левянт, увеличение частоты сотрудничества российских строительных компаний с иностранными проектировщиками во многом обусловлено тем, что в настоящее время российские архитекторы зачастую просто не успевают справиться с тем объемом заказов, который свалился на них в последние годы.

«В России всего в настоящее время работают около 12 тысяч отечественных архитекторов, причем 3 тысячи из них ведут свою деятельность в Москве и Санкт-Петербурге, а оставшиеся размазаны тонким слоем по всем остальным регионам нашей страны», - подчеркивает он.

В свою очередь, первый заместитель губернатора Челябинской области Владимир Дятлов полагает, что «время, когда мы в основном привозили проекты на выставки за границу в поиске денег на их реализацию, прошло. Теперь российские инвесторы способны собственными силами реализовать свои идеи, однако знаний того, как это лучше сделать, не хватает».

Вице-губернатор подчеркивает, что ранее, еще в советское время, в его области, работал специальный институт, занимавшийся проектированием необходимых для региона зданий и комплексов. «Однако в 1990-е годы объемы строительства у нас значительно упали, и архитекторам пришлось заняться другими видами деятельности. Теперь приходится искать проектировщиков своих объектов на стороне», - признает он.

В то же время Левянт отмечает, что если профессионализм некоторых российских архитекторов и уступает иностранным, то не в силу кризиса 1990-х. «Ментально российская архитектура была разгромлена после Хрущева, когда статус архитектора-профессионала был сведен к нулю, - доказывает он. - Только сравните: сразу после окончания института в 1970-х годах выпускник архитектурного вуза получал зарплату 90 рублей в месяц, а выпускник строительного вуза - 150-180 рублей в месяц. Откуда же было взяться сильным, независимым людям, которые будут развивать свою профессию?».

И действительно, соглашается генеральный директор входящего в группу компаний СЗНК ЗАО «Строительный коцерн «ГлавПромСтрой» Юрий Харитов, творческие порывы отечественных архитекторов «долгое время разбивались о бетонную стену строительного комплекса»: «Смелые идеи тонули в коридорах домостроительных комбинатов и заводов железобетонных изделий.

Архитекторам приходилось подстраиваться под ту номенклатуру, которая выходила с конвейера. Сейчас многое изменилось, но определенный консерватизм подходов все же остался».

Вместе с тем, утверждают представители девелоперских компаний, кроме недостатка «рабочих рук» на родине, у строителей и инвесторов есть и другие причины, чтобы искать архитекторов для своих проектов за пределами России.

«Главный недостаток российских архитекторов - отсутствие ориентированности на коммерческую составляющую проекта. Задача девелопера - достичь максимальной доходности проекта. Российские архитекторы настроены в большей степени на красоту, чем на практичность.

В отличие от них, западные архитекторы понимают задачу извлечения максимальной доходности из проекта», - поясняет исполнительный директор заказчика проектов AFI Development компании «Стройинком-К» Дмитрий Кашинский.

С ним солидарна и старший консультант департамента консалтинга и оценки компании DTZ Наталия Бидненко.

«Российские архитекторы порой слепо следуют СНиПам и ГОСТам, забывая о коммерческой составляющей проекта, и в результате эффективная площадь здания может быть намного ниже, по сравнению с тем, если бы то же самое здание проектировал западный архитектор», - констатирует она, добавляя, что большинство российских архитекторов начинают планирование здания с фасада, в то время как западные специалисты сначала смотрят на внутренние планировки.

Как добавляет вице-президент по консалтингу GVA Sawers Эвелина Павловская, кроме невнимательности в процессе проектирования к «практической» стороне того или иного объекта, для российских архитекторов также характерно недостаточно серьезное отношение к контрактным обязательствам.

«Основное отличие иностранных архитекторов от русских в том, что они максимально следуют букве договора», - констатирует она.

Специфика ментальности

Вместе с тем, подчеркивает известный архитектор Эрик ван Эгераат, нельзя сказать, что мастерство российских проектировщиков в значительной степени уступает мастерству иностранных архитекторов.

«Нет причины верить в то, что российские дизайнеры и архитекторы уступают в своей компетентности дизайнерам и архитекторам из Франции, Англии или Германии. Очевидно, что подход к архитектуре различается в разных странах», - указывает он.

По мнению Эгераата, причины различия между российскими и западными архитекторами нужно искать в ментальности специалистов разных стран, а также в том, в каких условиях они учились работать.

«Например, в Германии архитекторы обращают много внимания на техническую сторону, а в Великобритании архитекторы очень консервативны и иногда даже немного механистичны в своем подходе, - приводит он пример. - В общем, можно сказать, что российские архитекторы склонны в своих проектах к большим масштабам идей, к монументальности. Это часть российской культуры».

В то же время, замечает Эгераат, российские архитекторы немного отстают от западных коллег из-за того, что долгое время работали в условиях системы, когда финансовая составляющая не была главным фактором принятия решений.

«Их слабая черта - это неумение соединить свои идеи с финансовой стороной вопроса или с проектированием той большой социальной или бизнес-инфраструктуры, которая необходима для реализации проекта», - думает архитектор.

Впрочем, подчеркивает Левянт, когда речь идет о преимуществах иностранных проектов перед российскими, то вряд ли стоит говорить о преимуществах, касающихся каких-либо профессиональных навыков. «Западные архитекторы при работе над объектом, как правило, используют уже имеющиеся наработки своего бюро, им нет необходимости создавать что-то принципиально новое.

Главное для них - выдержать хороший коммерческий уровень проекта, - объясняет он. - Если российские проектировщики примут за факт, что при получении заказа им не нужно каждый раз выдумывать архитектурное чудо, работать и конкурировать им станет намного легче».

При этом финансовый директор «Уткина заводъ девелопмент», член закрытого клуба «Общество зодчих Петербурга» Денис Гладыш отмечает, что, как правило, зарубежные архитекторы работают лучше на торговых и складских площадях, а российские неплохо себя зарекомендовали при проектировании жилья и офисов.

«Российские компании сталкиваются с наибольшими трудностями при проектировании складских и торговых помещений, прежде всего, из-за узкой специфики и быстрой технической революции в этих сегментах. Наши архитекторы не справляются с правильным проектированием логистических и торговых потоков», - утверждает он.

Коллеги и конкуренты

Как рассказывает руководитель пресс-службы корпорации «Знак» (реализует проект комплекса «Гран-При» с ипподромом международного класса) Иван Кузнецов, при реализации своих проектов «Знак» использует как международный, так и российский архитектурный опыт.

«24 апреля мы объявили о заключении договора с французским архитектурным ателье Anthony Becchu&Tom Sheehan на подготовку проектной документации ипподрома международного уровня, входящего в комплекс «Гран-При».

С другой стороны, мы активно сотрудничаем при подготовке проектной документации и гепланировании 7,5 тысяч гектаров территорий, на которых будут реализовываться девелоперские проекты корпорации «Знак», с российскими проектировщиками, в частности - с НИиПИ Градостроительства Московской области», - говорит он.

Как указывает Кузнецов, в первом случае выбор проектировщика-иностранца был обусловлен тем, что девелопер «стремится создать качественно новый уровень инфраструктуры окружающей территории».

«Поэтому мы искали проектировщика с опытом реализации подобных проектов, обладающего самыми современными технологиями», - подчеркивает Кузнецов.

Однако схема, при которой проект поручается тем архитекторам, которые способны лучше его выполнить, далеко не единственная в практике российского девелопмента, отмечают эксперты.

Все чаще и чаще, соглашаются они, российские строители нанимают зарубежных архитекторов для разработки концепции проекта, а затем передают созданную иностранцами концепцию российским проектировщикам для адаптации к российской строительной и юридической практике.

«DTZ в основном работает с западными архитекторами, однако, когда концепция подготовлена, к работе привлекаются российские архитекторы, которые помогают доработать проект, чтобы он прошел согласования. Таким образом, работа российских и зарубежных архитекторов не может рассматриваться как работа конкурентов», - уверена Бидненко.

В то же время, как указывает Левянт, при таком подходе зачастую получается, что имя западного архитектора как автора того или иного российского девелоперского проекта номинально, а основную работу за него делают российские архитекторы.

Однако, предупреждает собеседник агентства, многие московские архитекторы уже не согласны довольствоваться только ролями второго плана: «Мы уже не занимаемся адаптацией: либо работаем на равных, либо не работаем вообще».

Кто и сколько стоит

Не менее больным, чем вопрос о возможности адаптировать иностранный проект к российским условиям, является и вопрос об оплате труда - и российских, и зарубежных архитекторов.

«Стоимость услуг отечественных архитекторов ниже стоимости услуг зарубежных. Но если говорить об уровне обычного проектного бюро, то разница не слишком очевидна. Заметной она становится, когда к проекту привлекаются гранды, гонорар которых, как правило, несравним даже с годовым бюджетом проектного бюро в России», - отмечает Халитов.

Вместе с тем, признается Дятлов, в Челябинской области на фоне строительного бума и дефицита архитекторов зарплата даже рядовых специалистов составляет порядка 150 тысяч рублей в месяц.

Мнение, что услуги российских архитекторов могут стоить дороже, чем услуги западных, выражает и директор по коммерческой недвижимости ОАО «Межрегиональная девелоперская компания» Андрей Марусов.

«Конечно, это зависит от каждого конкретного случая, но, насколько я знаю, тендерные предложения архитекторов находятся в одной ценовой нише. Но гонорары известных российских архитекторов иногда превышают вознаграждение западных коллег в полтора-два раза. Они могут диктовать свои условия, потому что в России действительно очень немного талантливых специалистов», - полагает он.

Впрочем, Левянт это не подтверждает, хотя и не опровергает.

«Зарплата архитектора-стажера, как правило, составляет 20 тысяч рублей в месяц, а обычного архитектора - 36-48 тысяч рублей, и это та сумма, которую сотрудники получают на руки», - рассказывает он.

При этом, признает Левянт, ведущий архитектор проекта и тем более глава архбюро получают гораздо больше, но насколько - не может сказать, ссылаясь на коммерческую тайну.

«Проблема в том, что, выпускаясь из вуза, молодой архитектор может, конечно, зарабатывать гораздо больше тех сумм, которые я вам назвал - на том же коттеджном строительстве или при проектировании частных интерьеров, например.

Но профессионалом, который умеет выполнять по-настоящему сложную работу, он при этом не становится. Поэтому перед молодыми архитекторами в самом начале их карьеры встает дилемма - либо много денег «здесь и сейчас», либо перспективы и интересные объекты в будущем», - говорит архитектор.

Но оценить оплату труда архитектора на крупном проекте все же можно. Как отмечает Павловская, большинство архитекторов работают на основании так называемой lump sum за фиксированный объем работ плюс всегда обозначают свои rates за дополнительную работу.

«Суммы по разработке дизайн-идеи могут колебаться от 40 до 500 тысяч евро в зависимости от задания, его глубины и скорости его проработки. Цена не зависит от того, иностранец взялся за работу или россиянин. Для работы в любом городе России иностранцы всегда обозначают величину транспортных и накладных расходов - от 6 до 10 тысяч евро за визит», - поясняет она.

Впрочем, уточняет Кашинский, подходы российских и зарубежных архитекторов различаются и при подготовке полученного задания

«Российское бюро предоставляет девелоперу первоначальный проект, затем девелопер вносит изменения, архитектор дорабатывает проект, снова вносятся изменения, проект дорабатывается дальше, и так далее, пока проект не будет доработан заказчиком.

С западным бюро работа построена по-другому: бюро предоставляет ограниченное количество вариантов. В случае, если ни один вариант не подходит, за последующие варианты архитектор снова берет плату», - рассказывает собеседник РИА Новости.

Как полагают практически все представители строительных компаний, опрошенные агентством, сотрудничество с российскими архитекторами почти всегда, когда речь идет о профессионалах, намного предпочтительнее для девелоперов, работающих в нашей стране.

Российские архитекторы бережнее и внимательнее относятся к архитектуре отечественных городов, больше знают о российской практике согласований строительных проектов и, наконец, гибче относятся к пожеланиям своих заказчиков.

Однако, вздыхают девелоперы, пока, к сожалению, найти хорошего российского архитектора намного сложнее, чем хорошего иностранного: ведь те, кто действительно хочет и умеет проектировать современные и качественные объекты, завалены работой на несколько месяцев вперед.

Таким образом, подчеркивают специалисты, иностранные архитекторы не являются, безусловно, лучшей альтернативой архитекторам российским: зарубежные проектировщики просто уже стали еще одной, полноправной частью российского рынка строительных и архитектурных услуг, с которой на равных приходится конкурировать проектировщикам из России.


03 Июля 2008 09:45
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей