Кто скупает Россию

Кто скупает Россию Кто скупает Россию

Российская земля нарасхват. Как минимум три иностранные компании с листингом на европейских биржах скупают в России земли сельхозназначения. Отечественные агрохолдинги не отстают: крупнейший известный банк сельхозземель — 570 000 га — почти вшестеро больше Москвы.

Незаметные иностранцы

Изучив сведения о компаниях, котирующихся на европейских биржах, «Ведомости» нашли двух агропроизводителей, которые работают в России, но не имеют здесь широкой известности.

Датская Trigon Agri (капитализация на OMX First North в пятницу — $287,8 млн) была создана в 2006 г. инвестгруппой Trigon Capital, говорится на сайте компании. Сейчас Trigon Agri контролирует 100 000 га сельхозземель «в районе Пензы и Самары», рассказал председатель совета директоров A/S Trigon Agri Уло Адамсон. По его словам, в освоение этих земель к 2009 г. будет вложено больше 100 млн евро. К 2010 г. Trigon собирается довести площадь обрабатываемых земель в России до 150 000 га. На приобретение земли приходится «наименьшая часть» инвестиций компании, признается Адамсон, гораздо больше нужно на оборудование и оборотные средства.

Литовская Agrowill Group AB (капитализация на Вильнюсской фондовой бирже — $76,7 млн) основана в 2003 г. и объединяет 15 компаний (дойное стадо — 5600 голов, посевные площади под зерновыми — 9000 га в 2007 г.). Гендиректор Agrowill Валентас Сулскис в мае 2008 г. говорил Reuters, что до конца года компания получит 40 000-50 000 га в Черноземье. Agrowill заканчивает переговоры о приобретении участка в Пензенской области, сообщил «Ведомостям» замгендиректора компании Ремигиус Жвирблис. «Наша основная бизнес-идея — заработать на сельхозпроизводстве», — говорит он. В России есть возможность обзавестись крупными массивами земли высокого качества, а издержки на обработку тут ниже, чем в Литве, объясняет выбор Жвирблис. Компания интересуется участками не меньше 10 000 га, желательно уже с инфраструктурой для растениеводства. Через 3-4 года Agrowill хочет контролировать «до полумиллиона гектаров» в России, заключает Жвирблис.

Первой агрокомпанией, начавшей скупать сельхозземли в России на зарубежные деньги, называет себя Black Earth Farming (BEF), крупнейший пакет которой принадлежит Vostok Nafta. В прошлом году она провела на Стокгольмской бирже IPO. УК «Агро-инвест», «дочка» BEF, начала работу в России в 2006 г. и к моменту размещения контролировала 277 000 га в Черноземье. Сейчас, по словам советника председателя совета директоров УК «Агро-инвест» по GR и PR Марины Романовой-Сайдуковой, «Агро-инвест» управляет более чем 300 000 га земель сельхозназначения в Центральном Черноземье. Холдинг уже занимается растениеводством и собирается развивать молочное животноводство, свиноводство и птицеводство, говорит она.

3 июля объявила о намерении провести IPO на российских биржах компания «РАВ агро про» (акции планирует продать Russian Agricultural Ventures Ltd). Позже выяснилось, что среди бенефициаров компании есть, например, фонды британской инвестгруппы RP Capital (31,4%), владелец израильского трейдера Rodemco Рон Изаки и фонды Cargill.

По данным Merrill Lynch (один из андеррайтеров IPO, у «Ведомостей» есть копия отчета для инвесторов), в 2007 г. РАВ контролировала 82 000 га (из них засеяно было 19 200 га, 62 800 га — залежные площади), к концу 2008 г. она планирует довести эту цифру до 150 000 га, а к 2011 г. — до 300 000 га.

Российский Земельный кодекс запрещает владеть землями сельхозназначения иностранным гражданам и компаниям, а также российским компаниям, если иностранцам принадлежит в них более 50%, говорит партнер «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Виталий Можаровский. Но на «внучек» иностранных компаний на практике этот запрет не распространяется, добавляет он.

Большая скупка

Закон об обороте земель сельхозназначения вступил в силу в 2003 г. Но установлением контроля над сельхозземлями агрохолдинги всерьез заинтересовались лишь в конце 2006 г. «Два года назад зерно стоило 2,5 руб. за 1 кг, и земля была никому не нужна. Как только начался рост цен [на сельхозтовары] — тут же появился массовый интерес к земле», — объясняет председатель совета директоров и совладелец «Продимекса» Игорь Худокормов. Неудивительно: по данным совладельца «Напко» и группы «Черкизово» Игоря Бабаева, только чтобы ввести в оборот 1000 га в Центральной России, придется вложить не менее $1 млн (сельхозтехника, семенной фонд, средства защиты растений, ГСМ — далеко не полный список трат). Сельхозземлей заинтересовались не только агрохолдинги, добавляет Павел Винтовкин, гендиректор Координационного аналитического центра АПК и экс-руководитель департамента продовольственных рынков Минсельхоза: в середине 2007 г. на рынке появилось множество непрофильных инвесторов, надеющихся заработать на росте цен.

В России, по данным Минсельхоза, 406,2 млн га земель сельхозназначения (примерно 23,6% от всего земельного фонда России), в том числе 220,6 млн га сельхозугодий. Но лишь примерно 77 млн га, по данным Винтовкина, составляет используемая хозяйствами всех категорий пашня.

Институт конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) оценивает общую площадь пашни под контролем 196 частных агрохолдингов (без учета структур, аффилированных с госкомпаниями) в 11,5 млн га. 32 агрохолдинга, по данным ИКАР, контролируют более чем по 100 000 га каждый (их список ИКАР не раскрывает).

Доля агрохолдингов неодинакова в разных регионах: например, в Центрально-Черноземном районе, по данным ИКАР, они контролируют (т. е. владеют на правах собственности и арендуют по долгосрочным договорам) уже больше четверти пашни, а в Южном федеральном округе — около 14%. На Юге, объясняет гендиректор ИКАР Дмитрий Рылько, имеются внутренние ресурсы, чтобы «сопротивляться приходу агрохолдингов». Винтовкин указывает еще на одну особенность: в южных регионах местным законодательством установлены минимально возможные сроки долгосрочной аренды — 3-5 лет (в большинстве других регионов — 49 лет). В других федеральных округах, по данным Рылько, доля сельхозземель в руках агрохолдингов «гораздо меньше». «Я приехал в Оренбург — там даже начальной рыночной цены земельного пая нет, настолько это все от них пока далеко», — делится впечатлениями Бабаев.

Почем отдают

Получить землю в собственность можно разными путями (см. врез). «Чаще всего это колхозы, которые предлагаются со всеми активами и обязательствами», — говорит гендиректор группы «Разгуляй» Александр Солдатов. В каждом регионе, где «Напко» хотела бы получить землю в собственность, рассказывает Бабаев, регистрируется ОАО, больше 75% в котором получает компания, а пайщики могут продать пай или обменять на долю в ОАО.

Данных о том, по каким ценам происходят сделки с землей, «Ведомостям» в открытых источниках разыскать не удалось. Все собеседники признают, что с конца 2006 г. цены выросли в несколько раз и продолжают увеличиваться, но раскрывают их неохотно. «Мы начинали брать землю [в аренду] по $100 за 1 га, сейчас в Белгороде и Воронеже берем уже по $500», — говорит представитель одной из крупных компаний. В тех регионах, где год назад 1 га паевой земли можно было приобрести в собственность за $300-400, агрохолдинги платят уже $500-1200, говорит Рылько. Руководитель ростовской компании «РК-консалт» Юрий Тюфанов рассказывает, что за 2007 г. цена на землю сельхозназначения удвоилась, а в 2008 г. выросла еще в 1,5-3 раза. По словам Солдатова из «Разгуляя», средняя стоимость приобретения земли под контроль для агрохолдинга составляет около $1000 за 1 га, затраты на оформление этой земли в собственность — $400-500 за 1 га.

Общее правило, по словам представителя одной из крупных компаний, — «чем южнее, тем дороже». В Краснодарском крае стоимость 1 га паевой земли может на порядок превышать стоимость земли на Алтае и в Оренбурге. Топ-менеджер крупного агрохолдинга говорит, что в Краснодарском крае стоимость 1 га паевой земли доходит до $1500-2000, а на Алтае составляет $20-40. По словам Бабаева, в южных регионах цена 1 га отмежеванной и полностью оформленной земли достигает $5000, в Воронежской области — $700-800, в Самарской — $60-80, в Липецкой — $320.

Сотрудник одной из компаний приводит такую арифметику: из $1000, которую будущий собственник потратит на приобретение 1 га паевой земли, до собственника пая доберется $400-500, еще около $400 составят «издержки на вхождение в регион». Они, продолжает собеседник «Ведомостей», могут быть самыми разными: от зерна в мешках до безналичных переводов в офшоры. Платить ли местным чиновникам, каждая компания решает сама, но и те, кто не платит, вместе с колхозом получают «социальные обязательства» — профинансировать футбольную команду или, например, построить детский сад, говорит его коллега из другого агрохолдинга. «Выхода нет, по-другому, как правило, решить эту проблему на селе невозможно», — констатирует он.

«Рынок структурируется, на нем появляется множество посредников, в том числе и агентства недвижимости, не имеющие пока представления о специфике земли сельхозназначения, — делится наблюдениями гендиректор компании “Максима” Борис Янковский (владеет 50 000 га в Ростовской области и Краснодарском крае, до конца года планирует удвоить земельные угодья). — В результате цены иногда предлагают необоснованно высокие — 50 000-100 000 руб. за 1 га не в самом плодородном районе».

Трудности перевода

Существенную долю трат будущего собственника составят официальные. Землеустроительные работы и постановка на кадастровый учет 1 га сельхозземель обходятся, по данным Минсельхоза, в 300-500 руб., если пользоваться самым простым, картографическим методом, или 1500 руб. при инструментальном способе межевания. Цифры соответствуют действительности, подтверждает Худокормов.

По тем же данным, из всех земель, находящихся в общей долевой собственности, только 16%, или 18 млн га, выделены в натуре. В регионах денег на кадастровые работы нет, поэтому большей частью земель, находящихся в общей долевой собственности, сельхозорганизации пользуются без надлежащего оформления прав, говорится в материалах к коллегии Минсельхоза по вопросу регулирования оборота земель сельхозназначения. «70-летней бабушке, по сути, сказали: иди ищи сама свою делянку. У большинства из них нет средств, чтобы самостоятельно заплатить за кадастр и межевание», — говорит Бабаев. В результате, по его словам, часто оказывается, что паевые земли без аукциона сданы в аренду, деньги получены наличными, а потом их следы и вовсе потерялись.

«Процедура оформления земли очень сложная и долгая: в штате у меня юристов больше, чем бухгалтеров», — признается Янковский из «Максимы». Региональные отделения Федеральной регистрационной службы не справляются с потоком документов, инвестиционные решения задерживаются, а в результате снижается рентабельность, констатирует Романова-Сайдукова из «Агро-инвеста».

На рынке есть предприятия, паи которых уже собраны, земли отмежеваны и поставлены на кадастровый учет, а юрлицо очищено от долгов и других обременений, говорит Солдатов. Но таких предложений, по наблюдениям всех собеседников «Ведомостей», очень мало, а цена их в несколько раз выше.

У кого сколько

Оценить, какая доля земель сельхозназначения находится в руках профильных, аграрных инвесторов, а также какая доля сельхозземель находится под контролем иностранных компаний, практически невозможно, констатирует Винтовкин: скупка идет «огромными темпами», большинство компаний стараются не раскрывать информацию об уже собранных банках земель, непонятно, как учесть земли, находящиеся в аренде. Из-за этого статистики о реальных собственниках крупных земельных банков не существует, резюмирует он.

Из компаний, земельные банки которых «Ведомостям» удалось оценить (см. таблицу), чемпионом является «Продимекс». По данным Винтовкина, в собственности и долгосрочной аренде у компании 570 000 га. Большую часть этих земель, говорит Винтовкин, составляют зоны свеклосеяния принадлежащих компании сахарных заводов. Худокормов отказался сообщить, сколько земель контролирует его компания. Источник, близкий к «Продимексу», данные Винтовкина не отрицает.

В обзоре по «РАВ агро про» Merrill Lynch указывает, что в сделках по приобретению земель сельхозназначения участвовала компания «Акрон» (возможно, имеется в виду приобретение контрольного пакета Московского конного завода № 1 в начале 2000-х). В меморандуме к SPO «Акрона» упоминаний о каких-либо крупных площадях сельхозземель, принадлежащих компании, нет. Сотрудник одного из инвестбанков «слышал», что владелец 71,5% «Акрона» Вячеслав Кантор контролирует больше 500 000 га земель сельхозназначения. Представитель Кантора отказался от любых комментариев по этому поводу.

По словам нескольких участников рынка, один из крупнейших банков земель в России у казахстанского «Иволга-холдинга». В России у «Иволги» около 500 000 га, знает совладелец компании «Настюша» Игорь Пинкевич (в Казахстане — не меньше 600 000 га). Компания берет под контроль крупные участки в одном регионе, рассказывает Пинкевич. «Есть общий принцип приобретения активов: в каждом регионе России и Казахстана они вытянуты с юга на север. Техника идет из одного хозяйства в другое, по очереди убирая в каждом урожай», — рассказывал гендиректор и владелец «Иволга-холдинга» Василий Розинов в интервью журналу «Агроинвестор» в прошлом году. «Василий Розинов 18 лет занимается только земледелием, он шел к такому объему [земель] все эти годы. Не надо гнаться [в объеме подконтрольных земель] за ним — это уникальный пример», — убеждает Пинкевич. Представители «Иволги» оставили вопросы «Ведомостей» без ответа.

«Разгуляй» в прошлом году первым из публичных российских агрокомпаний объявил инвестиции в землю одним из приоритетов на ближайшие годы. В мае «Разгуляй» учредил для этого специальную «дочку» — «Разгуляй-агро», на базе которой планируется консолидировать все земельные активы и развивать сельскохозяйственное направление бизнеса. По состоянию на 15 июня 2008 г. в сфере интересов группы находилось около 416 000 га: около 260 000 га — под контролем и еще около 156 000 га — в процессе оформления контроля. По словам Солдатова, в этом году земельные активы под контролем планируется довести до 600 000 га, в 2009 г. — до 670 000 га.

«Напко», говорит Бабаев, владеет примерно 200 000 га, арендует около 100 000 га и оформляет право собственности еще на 50 000 га. К концу года, ожидает Бабаев, компания доведет площади до 500 000 га. Земельные активы «Черкизово», по словам пресс-секретаря группы Марии Грачевой, гораздо скромнее: ей принадлежит 28 212 га в Тамбовской области, а также группа арендует 14 615 га в Липецкой и 5454 га в Пензенской областях. «Мы рассматриваем варианты расширения земельного банка, но конкретных планов нет», — уточняет Грачева.

Сибирский аграрный холдинг («Сахо»), по словам председателя совета директоров Павла Скурихина, контролирует больше 350 000 га, в следующем году посевные площади планируется увеличить до 500 000 га (холдинг засевает только земли, находящиеся в собственности или долгосрочной аренде).

«Красный Восток агро» сегодня контролирует примерно 350 000 га сельхозугодий, в том числе более 300 000 га пашни; практически вся пашня в собственности, у владельцев земельных паев арендуется не более 30 000 га, сообщил основатель компании Айрат Хайруллин. По его словам, с 2003 г. компания потратила на приобретение земель более 2 млрд руб. В 2008 г. площади могут быть увеличены на 100 000-140 000 га, в основном в Татарстане, «потому что это родина, где основатели компании родились, выросли и сформировались как личности», объясняет Хайруллин.

Знакомый с бизнесом «Русагро» источник утверждает, что компания контролирует 263 000 га, а к 2010 г. планирует довести банк земель до 500 000 га. О том, что компания, вероятно, входит в десятку агрохолдингов с крупнейшими банками сельхозземель, знает и один из отраслевых аналитиков. Связаться с руководством «Русагро» не удалось.

У «Настюши» в России, по словам Пинкевича, 128 000 га в Липецкой области: около 20 000 — в собственности, около 90 000 — в долгосрочной аренде, остальное — в аренде на срок не меньше 10 лет (в Казахстане — еще 250 000 га). Существенно расширять свои угодья Пинкевич в ближайшее время не планирует: «Пока нужно придать максимум ума этой земле». Одной компании под силу эффективно управлять не более чем 350 000-400 000 га, считает он: на такой площади возможно соблюдать все агротехнологии, полный цикл севооборота и т. п. «Больше — можно порвать штанишки», — считает Пинкевич.

«Чуть больше 100 000 га» в Подмосковье и Волгоградской области контролируют совладельцы «Вимм-билль-данн» Давид Якобашвили и Гавриил Юшваев. На этих землях, рассказывает Якобашвили, партнеры развивают молочное животноводство, растениеводство и производство хлеба: «Пока надо освоить то, что есть. А дальнейший план скупки будет зависеть от конкретных условий».

По мнению участников рынка и оценкам аналитиков, больше 100 000 га могут контролировать также «Евросервис», «Приосколье», АПК «Ого», «Золотой колос». Все они оставили вопросы «Ведомостей» без ответа.

Зачем столько

Представители агрохолдингов утверждают, что в первую очередь хотят заработать на расширении сельхозпроизводства, а с инвестиционной точки зрения повышение стоимости земель их не слишком волнует. «Собственность для нас не самоцель, нас вполне устроит договор долгосрочной аренды», — говорит сотрудник одного из агрохолдингов.

«Разгуляй», по словам Солдатова, на 15 июня обрабатывал около 200 000 га из подконтрольного земельного фонда, а к 2010 г. планирует обрабатывать около 600 000 га — 90% земель, которые должны попасть к тому времени под контроль группы. Благодаря этому он рассчитывает увеличить объем производства зерновых, риса-сырца и сахарной свеклы.

Стратегическая цель «Сахо», по словам Скурихина, — производить более 1 млн т зерна в год, чтобы обеспечивать сырьем создаваемую федеральную сеть хлебозаводов холдинга. При этом оформление собственности на землю позволяет гарантировать окупаемость вложений в сельхозтехнику, добавляет он. В этом году «Сахо» уже засеяла 147 500 га и планирует засеять озимыми еще 122 000 га вновь введенных в оборот земель.

Есть куда расти

Как долго продлится скупка и насколько еще вырастут цены? Мало у каких компаний в мире есть под контролем больше 1 млн га, говорит аналитик «Ренессанс капитала» Наталья Загвоздина: большими площадями сложно управлять, да и обеспечить обработку нелегко. Возможно, в России банки земель будут крупнее, но это во многом будет зависеть от политики госрегулирования, считает она.

По данным украинского агрохолдинга «Ленд вест» и банка UBS, самая дорогая сельхозземля в Бельгии — $26 000 за 1 га. Но даже в странах — крупных сельхозпроизводителях цена различается в несколько раз (см. рисунок). «Пока наш уровень цен низкий относительно большинства стран. Думаю, рост будет продолжаться долго», — говорит Кирилл Подольский, владелец крупного зернового экспортера Valars (контролирует около 85 000 га в России, а также земли на Украине).

Если среднегодовая цена пшеницы составит 5500 руб. за 1 т, а затраты сельхозпроизводителей на обработку земли и цены на агропродукцию останутся неизменными, порог рентабельности составит около $3800 на 1 га — дороже покупать землю невыгодно, посчитала Загвоздина. Аналитики BEF, говорит Романова-Сайдукова, ожидают замедления роста цен из-за кризиса ликвидности на финансовых рынках и подорожания банковских кредитов.


21 Июля 2008 10:38
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей