ЮНЕСКО снова грозит Северной столице России экономические санкциями

ЮНЕСКО снова грозит Северной столиц... ЮНЕСКО снова грозит Северной столиц...

Сразу после этого заявления ответсек Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО Григорий Орджоникидзе опроверг эту информацию, а нобелевский лауреат Жорес Алферов выразил уверенность, что у ЮНЕСКО "не поднимется рука".

Ставка очень высока. Потеря места в Списке грозит Петербургу утратой десятков тысяч туристов, серьезных инвестиций и - главное - международного статуса "особого города", в котором "модно" проводить конференции и съезды.

Вряд ли вполне возможно измерить последствия этого явления в деньгах, но и без точных расчетов ясно, что это - миллиарды долларов.

Григорий ТОМЧИН, президент Фонда поддержки законодательных инициатив, соавтор российских законодательных актов, посвященных охране памятников старины, дал беспрецедентно откровенное интервью нашей газете. Предлагаем его вашему вниманию.

- Насколько реальна угроза исключения Санкт-Петербурга из списка объектов культурного наследия ЮНЕСКО?

- Вероятность достаточно высока.

Самой большой ценностью Петербурга является планировка города. Но мы видим большие деньги, пришедшие в строительство, емкий рынок недвижимости, нехватку жилья. Рынок недвижимости постоянно растет, и финансовое давление обостряет противоречие между необходимостью защищать архитектурные памятники и развивать город.

- И что случится, если Северная Венеция лишится своего статуса? Поможет ли это отрезвить городских чиновников?

- Пожалуй, наших чиновников можно отрезвить только рассолом. Шутка. Потому что если Петербург будет вычеркнут из списков культурного наследия ЮНЕСКО, то вернуться туда ему будет непросто.

К тому же если рассуждать с точки зрения бизнеса, то присутствие Санкт-Петербурга в списках ЮНЕСКО - это громадное преимущество для его развития. Нельзя недооценивать инвестиционную и туристическую привлекательность города с таким статусом. Так почему же тогда бизнес сегодня оказался против памятников? Потому что нет четких правил их охраны.

- Разве Россвязьохранкультура плохо справляется со своими задачами?

- Работа Россвязьохранкультуры недостаточно эффективна, потому что не создана нормативно-правовая база по защите объектов культурного наследия, в том числе Санкт-Петербурга. Следует четко представлять себе, что именно необходимо беречь.

Может, сохранять каждую колонну, каждую пилястру, каждый камень, из которого они сделаны? Памятники, в отношении которых это необходимо, безусловно, есть, но это не весь город. В большинстве же случаев речь идет лишь о внешнем виде сооружений. Нет смысла биться насмерть за сохранение каждой сгнившей балки, каждого обветшавшего куска стены.

Скажем, "Петербург Достоевского". Это огромный район города, включающий сотни домов совершенно разного вида. Они сохраняют атмосферу Петербурга времен Достоевского. Но это отнюдь не означает, что ни один из них не следует ремонтировать и сносить. Дома можно и нужно менять, перестраивать, но не деформируя при этом до неузнаваемости их облик.

Ведь цель - уберечь дух и среду, а не материалы, из которых они были выстроены. Потому-то и нужна четкая нормативная база для подробного описания каждого отдельно взятого памятника, его предмета охраны. Но нельзя это решать без глубокой исторической, культурной экспертизы. Главное - нам надо знать, что хочет сберечь общество в каждом памятнике.

У нас, например, есть понятие "Единый государственный реестр объектов культурного наследия", но - только понятие, на деле никакого упорядоченного реестра нет.

Есть некий список, в то время как реестр, по идее, должен был бы содержать подробнейшие сведения о том, что и как следует охранять. Проблема в том, что в законе четко не прописано, что надлежит охранять.

В связи с этим мы совместно с Комитетом по культуре и Комитетом по собственности Госдумы подготовили пакет поправок в различные законы, среди которых не только закон об охране памятников, мы намерены внести изменения и в Налоговый кодекс, и в Бюджетный, и даже в Уголовный.

Эти поправки призваны научить наш бизнес бережно обращаться с общенациональным достоянием. Четкие правила необходимы, чтобы объяснить бизнесу, что беречь памятники архитектуры еще и выгодно. Мы намерены создать систему, которая позволит подробно описать предмет охраны каждого памятника, требования по его сохранению и обеспечению доступа к нему.

В свою очередь, вооруженные нашими новыми правовыми нормами федеральные, региональные и местные органы власти смогут в случае необходимости привлекать Россвязьохранкультуру как контролирующий орган, чтобы наказать недобросовестных владельцев памятников старины на основаниях, четко прописанных в законах.

- А не отпугнет ли это ужесточение правил потенциальных инвесторов и владельцев?

- Напротив, привлечет. Об этом свидетельствует мировая практика. Сохранность памятника архитектуры напрямую увеличивает его цену и цену окружающей недвижимости. Это выгодно. К примеру, в памятнике архитектуры размещается офис. Внутри находятся ценные интерьеры, например, камины, лепнина, паркет.

На собственника в законодательном порядке налагается обязательство дважды в месяц пускать внутрь публику по предварительным заявкам. Определенные неудобства в этом есть, но зато растет престиж владельца. А это, в свою очередь, дорогого стоит.

Опять же, если собственник берет на себя обязательства по реставрации памятника архитектуры, это сулит ему значительные налоговые льготы. К тому же некоторую часть расходов на реставрацию ему может компенсировать государство.

Вот, к слову, торговый дом "Зингер". Здание удивительной красоты и уникальной истории. Сейчас там книжный магазин, представительство банка и даже кафе. При этом здание в превосходном состоянии как внутри, так и снаружи.

- На Петербургском форуме знаменитый рокер Юрий Шевчук во время своей пресс-конференции заявил, что с начала девяностых Питер безвозвратно утратил около сотни своих памятников. Подтверждаете?

- Что вы, гораздо больше. И хотя сохранить удалось порядка трех тысяч, и это отнюдь не так плохо, но потерянного жаль. Конечно, виноваты в этом не столько и не сколько городские власти, а виноваты мы все: и законодатели, и бизнес-сообщество, и общественные организации. Из оставшихся трех тысяч по крайней мере триста должны находиться в собственности государства.

"В собственности государства" - не значит, что они не могут быть в руках у частного бизнеса на основе договоров концессии или доверительного управления, например, даже если это здания музеев, учреждений культуры. Главное, чтобы были четко прописаны требования по их сохранению и целевому использованию, сообщает "Российская газета".

Нужно ясно описать не только физические характеристики объекта культурного наследия, но и связанную с ним легенду - те исторические события, связанные с ним, предания, благодаря которым он представляет особую ценность. И, конечно, необходимо установить правила доступа к объектам культурного наследия.

Доступ ведь может быть разный - и неограниченный публичный, и ограниченный публичный, и специальный доступ, который предоставляется, например, определенным специалистам в научных, исследовательских, образовательных целях. Важно также, какой способ целевого использования приемлем в отношении каждого здания.

Нельзя ведь превратить живой город в законсервированный музей. Жизненно необходимо, чтобы в Гостином дворе находился действующий магазин, в здании театра - действующий театр. Даже тюрьма "Кресты" пригодна к современному использованию, к примеру, в качестве гостиницы для экстремального туризма.

- Как изменилась ситуация в связи со снятием моратория на приватизацию памятников старины?

- А ничего толком не поменялось. Сегодня бизнес, если хочет приватизировать памятники старины, идет в ГИОП, получает внушительную кипу документов, предписывающих, как следует с этой собственностью обращаться, не знает, что со всем этим делать, и отступается.

До отмены моратория за взятку памятники федерального значения делали памятниками местного значения. Потом комиссия окончательно лишала их статуса памятника. На Эрмитаж никто не покусился, а вот множество домиков, которые "создавали атмосферу", в результате подобных махинаций навеки потеряны. А, по-хорошему, следовало бы дать бизнесу доступ к памятникам старины, сначала подготовив для этого законодательную почву.

- Не могли бы вы назвать конкретные примеры нанесения непоправимого ущерба архитектурному ансамблю города?

- Наибольший урон был нанесен в советское время. Взорвали около сотни церквей. Облик Петербурга сильно изменился. Затем на Исаакиевской площади к одному из домов был приделан купол, исказивший облик всей площади.

Поэтому я бы не сказал, что в 90-е годы или сейчас городу наносится столь же сильный ущерб, как в предыдущее время. Наоборот, в советский период памятников уничтожалось в разы больше прежде всего из идеологических соображений. Тем не менее город остался в списках ЮНЕСКО.

В 90-е годы денег на строительство было мало, поэтому памятники в коммерческих целях не разрушали. Им просто позволили окончательно обветшать. А вот с 2003 года, когда большие деньги хлынули в город, пошла новая волна разрушения.

Впрочем, следовало бы поставить памятник городским властям, воспрепятствовавшим полному уничтожению города. А вот Москву не уберегли. Той, старой, Москвы уже нет. Петербург пока держится.

Хотя то безобразие, которое устроили с биржей на Васильевском острове, следовало бы прекратить и восстановить все, как было, за счет виновных.

комментарий

Елена Поздеева, начальник отдела Управления по туризму администрации Петербурга:

- Я не думаю, что возведение новых высотных зданий может сильно изменить облик Северной столицы. В первую очередь исторический. На центр Петербурга, действительно являющийся памятником архитектуры, истории и культуры, никто у нас и не посягает, насколько я знаю.

Туристы, приезжающие к нам из разных стран мира, с удовольствием гуляют по Невскому проспекту, Дворцовой площади, стрелке Васильевского острова... Есть люди, которые считают, что возведение Охта-центра на правом берегу Невы может испортить вид, отбить охоту туристов ездить к нам.

Но вот в Париже выстроили современные здания ("стекляшки", как многие их называют) в продолжение Елисейских Полей. И что, это убило туризм во Франции? Нет, как ездили туда, так и ездят тысячи желающих "увидеть Париж и не умереть". Также и в Лондоне, в других старинных городах Европы.

А в нашем городе число туристов - как иногородних, так и иностранных - с каждым годом растет. Во втором квартале нынешнего года, например, их на 12,8 процента больше, чем за тот же период прошлого года.


23 Июля 2008 10:53
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей