«Торопиться не следует: для развития гольф-бизнеса в России нужно время»

«Торопиться не следует: для развити... «Торопиться не следует: для развити...

Наполнив загородный рынок Подмосковья практически не отличающимися друг от друга коттеджными проектами, девелоперы пытаются привлечь покупателей особенной инфраструктурой. Так, в области начинают появляться иппо­дромы, яхт-клубы и гольф-поля. При этом не всегда даже сами инвесторы уверены в том, что изюминка их проекта будет действительно востребована. О том, где в России можно строить гольф-поля, для чего люди покупают дома с видом на лунки и окупается ли эта игра в нашей стране, корреспонденту РБК daily НАТАЛЬЕ КОПЕЙЧЕНКО рассказал генеральный директор управляющей компании «Процион» ОЛЕГ КУСТИКОВ.

— Как создавалась компания «Процион»? Предполагалось ли изначально развитие сетевого гольф-проекта?

— Мы хотели построить первый в России частный клуб и купили под него в 2003 году землю в Подмосковье. Это было картофельное поле, приобретенное у колхоза. На нем мы и начали развивать проект с гольф-полем, частными домами и с расширенной инфраструктурой. Он получил название гольф- и яхт-клуб «Пестово» и открылся два года назад. А потом — как это обычно бывает: начали развивать один — понравилось, решили взяться за аналогичные проекты. Рынок, мы считаем, новый и перспективный. Мы строим то, что называется «дом выходного дня». В проектах помимо клубных домов предусмотрены небольшие гостиницы, SPA–центры, различные спортивные комплексы — это не только гольф, но и теннис, футбол, волейбол, хоккей, конноспортивные комплексы и, конечно же, рестораны, бары и кафе.

— Понятно, когда подобные проекты появляются вблизи столицы — здесь можно рассчитывать на спрос. Но будут ли они приняты в регионах?

— Могу сказать, что в го­родах-миллионниках, в которые мы идем, интерес очень большой. Например, Екатеринбург — город с огромным потенциалом. В Екатеринбурге мы создаем гольф-курорт с чемпионским полем мирового уровня на 18-лунок, открытие комп­лекса намечено на лето следующего года. Сейчас закончено проек­тирование и начато строитель­ство курорта Peterhof Lake Сourse в Петергофе. Общая площадь этого проекта поменьше обычной — чаще всего мы застраиваем территорию в 200 га. Здесь с учетом специфики Петербурга и Петергофа мы работаем на 89 га. Представляете, Санкт-Петербург — культурная столица, а туристический центр страны вообще не имеет 18-луночного гольф-поля чемпионс­кого класса.

— Так, возможно, полей там нет потому, что нет спроса?

— Спрос сегодня есть, и он огромный. Даже несмотря на то что для России гольф-бизнес — новое направление. В Европе, Америке, Азии оно давно развивается, и хотя у нас и гольфистов пока не очень-то много, интерес к этому виду спорта очень большой. При этом надо сказать, что далеко не все, кто покупает землю в наших проектах под строительство жилья, собираются играть в гольф. Основываясь на опыте «Пестово», могу сказать, что 50% людей вообще в гольф не играют. Для них гольф — это некое приложение к поселку, ухоженный ландшафт, пейзаж, сервис.

— Если говорить о тех 50%, которые все же имеют интерес к гольфу, то не кажется ли вам, что это может быть разовый интерес, но не желание действительно вступать в клуб и регулярно играть в гольф? Не боитесь ли вы, что проек­ты не окупятся?

— По нашим расчетам они, безусловно, должны окупаться. В первую очередь за счет недвижимости. Понятно, что люди, которые покупают дома с видом на гольф-поле, пусть они даже не играют в клубе, платят ежегодные взносы, которые и покрывают расходы на содержание клуба. Стоимость земли здесь тоже выше, чем в среднем по рынку, и недвижимость в итоге покупателям обходится чуть дороже — это нормальная практика. Что касается окупаемости, то в каждый проект необходимо инвестировать порядка 200 млн долл., вернуть же инвестиции мы предполагаем в течение шести-восьми лет.

— Какие у вас планы по дальнейшему развитию проектов? Собираетесь ли вы скупать землю вокруг своих проектов, с тем чтобы затем ее перепродать или застроить самостоятельно жильем, гостиницами?

— Если говорить в отношении земли, то мы покупаем ее ровно столько, сколько нужно для реализации гольф-проекта. У нас масштабные планы по развитию гольф-проектов, планируем объединить все проекты под единым брендом, который будет создан позднее. У нашей управляющей компании много перспективных идей. Ведь даже в Московской области, несмотря на то что здесь функционирует наше «Пестово» и планируются другие гольф-проекты, можно построить еще поле, и даже не одно. По нашим расчетам, такие проекты лучше реализовывать на расстоянии 50—100 км от столицы. К примеру, сейчас в районе Рогачевского шоссе мы строим три гольф-поля, причем все они находятся рядом друг с другом — на расстоянии 8 км. При этом близость проектов с разными полями дает мощный синергетический эффект. Первым проектом из этой троицы станет Forest Hills Resort and Golf Club общей площадью более 450 га.

— На какие средства сейчас строятся проекты?

— Мы привлекаем частные инвестиции, а также кредиты, к примеру, у нашего партнера — НОМОС-банка. В «Пестово» было инвестировано порядка 200 млн долл., из них 25 млн долл. ушло собственно на поле для гольфа. В проектах Forrest Hills на Рогачевском шоссе, Pine Creek Golf Club в Екатеринбурге и Питере схема нашей работы выглядит так: первую очередь, «ядро» проекта, строим за собственные деньги — это инженерные сети, необходимые коммуникации, социальная инфраструктура (гольф-поле, тренировочное поле, клаб-хаус), начинаем продавать участки и параллельно начинаем работу над второй очередью — это отель, спортивные и SPA-комплексы.

— В какие регионы еще планируете выходить?

— Мы предполагаем несколько проектов в Краснодарском крае в районе Геленджика и Анапы, отсматриваем сейчас участки. Туда мы хотим выйти на следующем этапе развития сети. Также считаем очень перспективным Дальний Восток.

— Страны СНГ рассматриваете?

— Пока нет. Пока нам интересна только Россия, но все возможно, в том числе и дальнее зарубежье. Уже сейчас члены клуба спрашивают, есть ли у нас какие-то партнеры в других странах. По клубам-партнерам мы сейчас изучаем предложения — есть несколько предложений, а по совместным девелоперским проектам будем говорить чуть позже.

— Как вы считаете, есть у вас конкуренты на россий­ском рынке?

— Многие развивают такие проекты, но непонятно пока, когда они будут реализованы. На сегодняшний день подобной «сетевой» компании с таким портфелем, как у нас, больше нет. Если появится — хорошо, кто-то еще кроме нас будет развивать рынок, популяризировать гольф. Сейчас придерживаемся следующего плана: «Процион» будет открывать по одному гольф-курорту в год, то есть будем заполнять рынок по­степенно. Торопиться, как и в любом другом деле, не следует: для развития гольф-бизнеса в России нужно время.

Олег Кустиков родился в 1967 году в Муроме Владимирской области. С 1989 года учился во Всесоюзном заочном институте инженеров железнодорожного транспорта. В 1997 году окончил Российский государственный открытый технический университет путей сообщения по специальности «Менеджмент», специализация «Управление персоналом». В 1999 году получил степень кандидата технических наук. С 1995 года занимал должность заместителя генерального директора компании «Мосводоканалстрой». В 2000 году — замгендиректора компании «Мосинжстрой». Через год перешел в Челябинский трубопрокатный завод на место замгендиректора. Член совета директоров ОАО «Челябинский трубопрокатный завод» с 2005 года. В 2003 году возглавил УК «Процион». Начал играть в гольф в 1998 году.

Управляющая компания «Процион» создана в 2003 году. Основное направление деятельности — гольф-девелопмент (строительство гольф-курортов и последующее управление ими). Первый проект был реализован в 2006 году в 25 км от Москвы, на Пестовском водохранилище. В конце этого сезона будет завершено строительство нового гольф-поля в Дмитровском районе Московской области, в конце следующего года будет готово 18-луночное гольф-поле и здание клаб-хауса в Екатеринбурге, идет строительство поля в Санкт-Петербурге.


26 Августа 2008 10:06
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей