Крупный бизнес рассказал президенту обо всем, что не считается кризисом

Крупный бизнес рассказал президенту... Крупный бизнес рассказал президенту...

Крупные предприниматели реализовали возможность донести свою обеспокоенность положением на рынках и предложения до Кремля. Президент Дмитрий Медведев вчера выслушал мнения членов Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) и глав деловых союзов по всему спектру проблем, от влияния войны с Грузией на бизнес до схемы спасения Белым домом частных компаний. Единственное обещание, которое позволил себе президент,— ответить на вопрос о возможности снижения НДС через несколько дней. По данным "Ъ", отвечать на него будет премьер-министр Владимир Путин.

Дмитрий Медведев сдержал обещание, данное им в августе главе "Интерроса" Владимиру Потанину на их встрече в Сочи,— вчера он принял в Кремле крупнейших российских предпринимателей. РСПП не удалось выдержать эксклюзивный характер встречи: хотя господин Потанин просил аудиенции как член правления РСПП, к президенту также были приглашены главы "Деловой России" и "Опоры России", а пресс-служба Кремля обозначила мероприятие, длившееся два с половиной часа, как "встречу с представителями предпринимательского сообщества". Впрочем, эти тонкости мало кому были важны: деловые союзы получили нечастую возможность изложить свои проблемы, которых в августе явно прибавилось, непосредственно главе государства.

Ни Владимир Потанин, ни глава РСПП Александр Шохин не скрывали: для них главной целью визита была последняя попытка убедить Дмитрия Медведева выполнить данное еще в феврале обещание снизить НДС. Впрочем, уже при входе в зал стало понятно, что выйти из него с решенным вопросом добавленной стоимости не удастся. Ни министр экономики Эльвира Набиуллина (глава лагеря сторонников снижения налогов), ни вице-премьер Алексей Кудрин (главный противник снижения налогов) в зале не присутствовали. Президент не был настроен делать налоговую нагрузку центральной частью визита: в зале бизнес встречали глава администрации президента Сергей Нарышкин, первый вице-премьер Игорь Шувалов, первый заместитель главы администрации Владислав Сурков. Помощник президента Аркадий Дворкович был лишь надеждой на то, что об НДС не забудут под давлением других важных составляющих повестки дня.

Встреча началась с печальных поводов. Дмитрий Медведев предложил почтить минутой молчания жертв субботней катастрофы самолета авиакомпании "Аэрофлот-норд" в Перми, а затем немедленно заговорил о ситуации в России и в мире, сложившейся в результате "грузинской агрессии 8 августа". Последовавшая десятиминутная речь была, по сути, объяснением бизнес-сообществу действий Белого дома и Кремля в начале августа. Лишь во второй половине речи господин Медведев перешел к экономическим аспектам политической обстановки, от перспектив вступления в ВТО через строительство международного финансового центра до обвала на фондовом рынке. Поскольку президентом явно была поставлена задача создать максимально полную картину происходящего, каждой теме уделялось не более пяти предложений.

Далее по регламенту встречи было сделано еще шесть коротких докладов: выступали по очереди Александр Шохин (макроэкономические вопросы), руководитель "Деловой России" Борис Титов, глава "Опоры России" Сергей Борисов (оба — преимущественно налоговая тема), далее, уже без СМИ,— совладелец ТНК-ВР Виктор Вексельберг (международная обстановка вокруг российского бизнеса), руководитель ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов (вопросы ТЭКа), владелец "Северстали" Алексей Мордашов (вступление России в ВТО). После докладов Дмитрий Медведев просто предложил высказываться по кругу в свободном режиме о том, что считается необходимым обсудить.

Абсолютно все присутствовавшие намерены были обсудить, по определению главы РСПП, "ситуацию, которую мы не называем кризисом", в самых разных ее аспектах.

Аспектов сразу же оказалось неподъемно много для того, чтобы получить какой-то результат. Периодически Дмитрий Медведев лишь объявлял, что даст по обсуждаемой теме поручение правительству. Так, например, произошло по итогам дискуссии, начатой господами Вексельбергом и Алекперовым, о схеме возможного оперативного реагирования Белого дома на кризисные явления в частных компаниях. Дмитрий Медведев иллюстрировал возможность правительства оперативно решать проблемы частных компаний, попавших в кризисную ситуацию, на примере действий Белого дома и Кремля во время сентябрьского кризиса в авиакомпании AiRUnion. Президент, в частности, пояснил, что "пять раз звонил" вице-премьеру Сергею Иванову и министру транспорта Игорю Левитину. Стороны на словах согласились, что постоянная схема взаимодействия правительства и бизнеса в таких ситуациях нужна: слишком уверенно Дмитрию Медведеву рассказывали о том, как она действует, например, в США при банкротстве Lehman Brothers.

В процессе свободной дискуссии, по словам участников встречи, не раз возникали вполне острые и актуальные вопросы. Так, бизнесмены задавали Дмитрию Медведеву вопросы об информационной стратегии государства во время войны с Грузией, обоснованности "послевоенных" интервью президента и премьера CNN и ARD. "Власть не должна давать поводов для "квасного патриотизма"",— такова, по словам господина Шохина была модальность разговора с президентом. Обсуждались и другие щекотливые темы. Так, Александр Шохин рассказал президенту о необходимости дать понять иностранным инвесторам, что закон об иностранных инвестициях в стратегические отрасли — это правила инвестирования, а не запрет. Ответил ему, впрочем, не президент, а вице-премьер Игорь Шувалов, который сообщил, что в ближайшее время ждет символического одобрения правительством стратегической инвестиции одной из нефтегазовых компаний США в России. Впрочем, здесь мнения источников "Ъ" разошлись: одни полагают, что речь идет о разрешении De Beers купить алмазные активы в Архангельской области, другие — что господин Шувалов ожидает одобрения одной из не объявлявшихся ранее сделок американо-канадской ConocoPhillips в ТЭК.

Под конец встречи возник даже сверхактуальный для всех присутствующих вопрос о положении компаний в связи с падением капитализации и необходимостью рефинансирования кредитов, взятых под залог собственных акций,— его подняли представители Ассоциации российских банков. Впрочем, конкретных поручений, связанных с рефинансированием банковской системы ЦБ и Минфином (на встрече относительно много говорилось о возможном негативном сценарии в банковской сфере, хотя на публике Дмитрий Медведев демонстративно заявил об отсутствии признаков подобного кризиса), не было дано.

Основной стратегический вопрос для предпринимательского сообщества — о снижении налогового бремени и разрешении принципиального экономполитического спора между членами правительства Алексеем Кудриным и Эльвирой Набиуллиной — тоже обсуждался открыто. Общие принципы, на которых основывается позиция "партии снижения НДС", на встрече все же изложил Аркадий Дворкович. Но бескомпромиссности в позиции деловых союзов, ранее стеной стоявших за низкую ставку НДС, уже не было. Так, в беседе с президентом совладелец Новолипецкого металлургического комбината Владимир Лисин был вынужден констатировать, что снижение НДС для крупного сырьевого бизнеса — вопрос не столь принципиальный, нежели для среднего.

Обсуждение налоговой политики могло бы, как и остальные вопросы, завершиться протокольным поручением с неизвестным результатом. Однако именно по этому вопросу Дмитрий Медведев позволил себе дать твердое обещание: на вопрос предпринимателей о снижении НДС ответ будет дан в течение нескольких ближайших дней, он будет однозначным и окончательным, сообщил глава государства. Каким именно будет ответ, президент, разумеется, не уточнил. По данным "Ъ", давать его намерен не он, а премьер-министр Владимир Путин, который намерен изложить единую позицию власти на заседании правительственного совета по предпринимательству и конкурентоспособности в Сочи 18 сентября. "Алексей Кудрин все-таки уникальный лоббист",— сокрушенно заявил "Ъ" один из участников совещания, считая, что ответ будет отрицательным.

Сам Алексей Кудрин вчера был занят совсем другими делами. В рамках поддержки финансового рынка Минфин объявил вчера о готовности предоставить в сентябре 2008 года банковской системе ликвидность на 1,2 трлн руб. (425 млрд руб. будет предоставлено сегодня и завтра — см. материал на стр. 15). Кроме того, вице-премьер объявил о том, что Фонд национального благосостояния не будет размещаться в фондовые инструменты до завершения нестабильности на мировых финансовых рынках. Напомним, идея поддержки фондового рынка России средствами ФНБ высказывалась накануне встречи предпринимателей с Дмитрием Медведевым едва ли не всеми членами РСПП. Президент даже успел на словах ее одобрить, но Алексей Кудрин, находившийся в этот момент в Белом доме, этого знать не мог.


16 Сентября 2008 11:14
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей