В период кризиса все очень нервничают, не зная, как будут развиваться события

В период кризиса все очень нервнича... В период кризиса все очень нервнича...

В период кризиса все очень нервничают, не зная, как будут развиваться события. Однако кое-что предположить все же можно: в 2009 году Россию ожидает в лучшем случае очень скромный экономический рост, сопровождаемый очень нескромным ростом потребительских цен.

В своем прогнозе на 2008 год (см. "Власть" N2 за прошлый год) мы предполагали, что экономический рост в России останется на сравнительно высоком уровне и составит больше 7%. Мы оказались близки к истине: в итоге прирост российского ВВП, по предварительным оценкам, составил очень приличные 6%. Это, конечно, не 8,1%, как в 2007 году, однако все равно значительно больше, чем, скажем, в ведущих индустриальных странах. Такой рост показан, несмотря на то, что в четвертом квартале 2008 года российский ВВП увеличился всего на 2,5% в годовом исчислении, значит, значительную часть года темпы экономического роста превышали 7%.

Кроме того, мы предсказывали, что 2008 год станет еще одним годом очень быстрого роста импорта, этот импорт возрастет более чем на 30%, и здесь оказались совершенно правы. Если в 2007 году российский импорт составил $223,4 млрд, то за 2008 год импортных товаров, по предварительным оценкам, поступило на российский рынок на $292,5 млрд, то есть прирост составил $69,1 млрд, а это больше 30%. При этом в четвертом квартале 2008 года дела с импортом обстояли даже лучше, чем в четвертом квартале 2007 года: ввоз товаров составил $73,3 млрд против $69,6 млрд.

В общем, как ни странно, оказалось, что в отношении импорта и экономического роста развернувшийся в 2008 году широкомасштабный мировой финансово-экономический кризис не сделал российскую экономику менее прогнозируемой. Это, кстати, касается и потребительского поведения граждан. Мы предсказывали, что граждане будут с энтузиазмом тратить деньги, они и тратили, несмотря ни на какой кризис. В кризисном четвертом квартале ушедшего года оборот розничной торговли увеличился почти на 10% в годовом исчислении. А в целом за год розничные продажи товаров выросли на 13,6% — ненамного меньше, чем в безкризисном 2007 году с его ростом продаж на 16,7%.

C другой стороны, не вызывает сомнения тот факт, что на российскую финансовую сферу и особенно на российскую промышленность кризис произвел очень сильное впечатление. В четвертом квартале в промышленности произошел спад в 8,2% в годовом исчислении; в ноябре производство в химических производствах упало на 25,8% в годовом исчислении, в металлургии — на 13,3%. В итоге за год промышленное производство выросло всего на 2% — это более чем в три раза меньше, чем в прошлом году. Предприниматели явно не знают, как будут обстоять дела с развитием кризиса в 2009 году, а в таких условиях производство обычно не наращивают, а сокращают.

Официальные прогнозы, как обычно, строятся на нескольких сценариях, в зависимости прежде всего от мировых цен на нефть. И среди этих сценариев, разработанных Минэкономразвития, имеется весьма пессимистический (называемый экспертами министерства "инерционным"): согласно этому сценарию, ВВП в 2009 году вообще сократится на 0,5%, а инвестиции — на 9,5%. Имеется также вариант, предусматривающий успешную борьбу с кризисом (в том числе налоговые стимулы и меры государственной поддержки банковского сектора: к концу 2009 года туда будет направлено до 4,7 трлн рублей, то есть 11,5% ВВП). Тогда ВВП возрастет на 2,4% при повышении инвестиций на 1,4%.

Со своей стороны отметим, что экономический рост в 2009 году будет зависеть не столько от действенности госмер по поддержке экономики, сколько от настроений предпринимателей. Если они решат, что все плохо и будет еще хуже, сокращение производства превысит 1%. Если же они сочтут, что худшее уже позади, то ВВП может вырасти на 3%. В любом случае наиболее динамичным сектором экономики будет розничная торговля — граждане уже привыкли в кризис тратить деньги, и эта привычка у них не пройдет.

Что кризис сделал менее прогнозируемым, так это, безусловно, курс доллара — как в России, так и в мире. В кризисных условиях иностранные инвесторы разочаровались в развивающихся странах и в России в том числе. В цене оказались не российские акции, а американские доллары — произошел широкомасштабный вывод иностранных средств из России. Мы предполагали, что курс доллара на российском рынке в 2008 году может оказаться ниже 24 рублей. Весной так и случилось. Но в условиях массового кризисного оттока капитала из России (который еще и сопровождался пробуждением активности валютных спекулянтов), а также резкого сокращения поступлений нефтедолларов ЦБ просто не мог раздавать доллары так дешево. Банк, разумеется, делал все, чтобы подорожание доллара не выглядело, как кризисная девальвация, используя для этого свои значительные золотовалютные резервы. Но предотвратить ослабление национальной валюты он был все равно не в состоянии. Впрочем, ЦБ при этом мог сослаться на то, что доллар дорожает во всем мире: инвесторы решили, что в мире сейчас ничто не имеет цены, кроме денег, причем американские предпочтительнее. Банк также мог отметить, что теперь-то уж его никто не упрекнет в том, что своей валютной политикой он ослабляет национальную конкурентоспособность — в условиях падающего рубля эта конкурентоспособность теоретически должна только расти, а это исключительно ко времени в условиях промышленного спада. Как бы то ни было, год кончился с курсом доллара больше 29 рублей, а среднегодовой курс составил 24,9 рубля.

В соответствии с официальными прогнозами Минэкономразвития в случае действенности антикризисных мер в 2009 году среднегодовой курс доллара составит 30,8-31,8 рубля, а в случае "инерционного" развития событий — 31-32 рубля. Нужно, однако, заметить, что происходившее в конце 2008—начале 2009 года постоянное, хотя и постепенное ослабление рубля тем плохо, что и у граждан, и у банков создается впечатление неизбежности подорожания доллара в условиях кризиса. Тем самым в лучшем случае у них возникает желание запастись долларами на возможный черный день, а в худшем — скупать доллары в спекулятивных целях. Парадоксальным образом для борьбы со спекулятивными атаками приходится и дальше понижать курс рубля, чтобы не дать спекулянтам запастись долларами по дешевке. Это может привести к тому, что доллар окажется дороже 35 рублей. С другой стороны, спекулянты могут счесть, что золотовалютные резервы ЦБ слишком уж велики, играть с банком бесполезно, во время кризиса нужны не только доллары, но и рубли, так что пора доллары не продавать, а покупать (особенно если на мировом рынке доллар пойдет вниз). Тогда курс доллара в России не превысит 33 рублей.

Что касается судьбы доллара на мировом валютном рынке, то кризисная закупка долларов может прекратиться — слишком очевидно, что экономика США находится в очень плохом состоянии, и грандиозные программы по ее спасению могут в лучшем случае лишь приостановить ее падение. Рассуждения инвесторов и спекулянтов о том, что американские власти с их грандиозными финансовыми проблемами могут объявить чуть ли не дефолт, являются, конечно, преувеличением, однако на пользу доллару не идут. Так что дальнейшее существенное укрепление доллара представляется маловероятным — евро не будет стоить дешевле $1,2.

А вот прогнозируемости ситуации с российской инфляцией кризис не просто не мешает, а чуть ли не помогает. Потому что она и без кризиса безобразно высока, а в условиях любых заметных экономических проблем становится еще выше. Россия — не Западная Европа и не США, где напуганные кризисом граждане в конце 2008 года решительно отказались платить высокие цены на товары, сочтя, что нужно экономить деньги, и обеспечив резкое снижение инфляции. Российские граждане решили, что в условиях кризиса главная опасность — товарный дефицит, и пошли на поводу у продавцов, которые как раз сочли, что деньги сейчас нужны как никогда. Мы прогнозировали, что в 2008 году никакие антиинфляционные планы выполнены не будут и рост потребительских цен превысит 10%. Именно так и случилось: за 2008 год цены выросли на 13,3%.

На нынешний год Минэкономразвития планирует инфляцию в 10-12%. В общем, парадоксальным образом получается, что власти даже в условиях кризиса не отказались от своей привычки каждый год ждать снижения инфляции, хотя до сих пор каждый год происходило лишь ее ускорение. Однако на самом деле снижение инфляции выглядит маловероятным хотя бы потому, что в 2009 году явно прекратится ударное наращивание импорта, и ситуация с товарным обеспечением потребительского рынка окажется довольно напряженной. А те импортные товары, которые на этот рынок поступят, будут продаваться по повышенным ценам под тем простым предлогом, что курс рубля заметно упал. Производители и продавцы продолжат действовать под лозунгом "в эти тяжелые времена деньги особенно нужны". Гражданам останется только согласиться, и инфляция вновь превысит 13%.

Если на российские потребительские цены кризис повлиять не смог, то на мировые цены на нефть он повлиял существенно. Наш прогноз, согласно которому цены на нефть в 2008 году преодолеют планку в $100 за баррель, сбылся — к лету было и почти $150. Однако к концу года баррель стоил всего около $40: в условиях всеобщего прекращения кредитования и падения мировых фондовых рынков спекулянты сочли странным продолжать играть на нефтяных фьючерсах и срочно их распродали.

Конечно, напряженная мировая политическая ситуация (в частности, положение на Ближнем Востоке) не дает нефти совсем уж подешеветь — кризис кризисом, а какая-то промышленность свою деятельность продолжит, и автомобилями люди пользоваться не перестанут, поэтому не хватало, чтобы терпящий финансовые бедствия мир остался бы еще и без нефти. Но пока катастрофические перебои с нефтепоставками остаются лишь гипотетическими, широкомасштабная игра на повышение нефти выглядела бы странной. Поэтому, несмотря на все усилия нефтедобытчиков искусственными ограничениями поставок вызвать значительный рост мировых цен на нефть, она в 2009 году вряд ли будет стоить дороже $60 за баррель.

КоммерсантЪ


19 Января 2009 10:10
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей