Компании ищут все новые способы не возвращать кредиты банкам

Компании ищут все новые способы не ... Компании ищут все новые способы не ...

Вслед за валом исков от банков к компаниям-неплательщикам суды начали фиксировать ответные иски от акционеров или учредителей корпоративных заемщиков с целью оспорить заключенные кредитные договоры.

Официальный повод — нарушение заемщиком корпоративных процедур при получении кредита или оформлении обеспечения по нему. Цель таких исков — максимально затянуть процесс взыскания банками долгов.

В последней декаде февраля арбитражный суд города Москвы зарегистрировал сразу четыре похожих иска к крупным банкам: два — к Промсвязьбанку и по одному — к Сбербанку и Номос-банку. Во всех случаях истцы просят признать недействительными договоры (кредитные либо залога), заключенные между банками и компаниями. При этом из карточек дел, размещенных на сайте суда, видно, что истцами выступают акционеры либо участники компаний, заключивших договоры с банками.

В случае со Сбербанком иск о признании недействительным договора подало физическое лицо Маликова И. В. к Сбербанку и ООО "Стигма Траст", спор отнесен в категорию "О ценных бумагах". "Ранее Сбербанк подал иск о взыскании с Амурского судостроительного завода задолженности по кредиту, а также иск к залогодателю ООО "Сигма Траст" об обращении взыскания на заложенные по кредиту акции",— сообщила "Ъ" директор управления общественных связей Сбербанка Ирина Кибина.

По ее словам, хотя сам иск в банк не поступал, его наличие может говорить о стремлении ООО "Стигма Траст" затянуть судебный процесс об обращении взыскания на принадлежащие ему акции Амурского судостроительного завода. В Промсвязьбанке комментировать иски не стали, поскольку еще не получили документы, однако отметили, что истцом выступают компании, с которыми банк судится за неисполнение обязательств по договору факторингового обслуживания поставок.

В Номос-банке сообщили, что получили иски в конце февраля, и речь в них идет о признании недействительными двух договоров ипотеки и двух договоров поручительства, заключенных банком с ООО "Регионнефтегазтехнология".

Предъявление подобных исков акционерами или участниками используется должниками—юридическими лицами как способ затянуть процесс взыскания и погашения долга банку, отмечают в Сбербанке и Номос-банке.

"Рост числа таких попыток в последнее время естественным образом объясняется кризисом: компании-неплательщики всеми способами пытаются оттянуть судебное решение о взыскании, используя для этого внутрикорпоративные отношения",— отмечает партнер юридической компании "Яковлев и партнеры" Игорь Дубов.

Раньше такие дела были единичными. До президиума Высшего арбитражного суда (ВАС) дошло дело об ипотечном кредите, выданном филиалом Альфа-банка в Ростове. Кредит был обеспечен залогом недвижимости, принадлежавшей не заемщику, а другой компании. Ее миноритарный акционер потребовал признать договор об ипотеке, заключенный между компанией и банком, недействительным.

Акционер заявил, что директора компании-залогодателя аффилированы с заемщиком, в сделке есть заинтересованность, но эта сделка не была должным образом одобрена. Кассационный суд Северо-Кавказского округа признал договор об ипотеке недействительным, лишив кредит обеспечения. 5 декабря 2006 года президиум ВАС это постановление отменил и решил дело в пользу Альфа-банка, но лишь потому, что истец пропустил срок на оспаривание сделки.

Сама же проблема оспаривания сделок с заинтересованностью была вынесена на пленум ВАС, который 20 июня 2007 года принял специальное постановление. В аналитической справке ВАС, подготовленной в ходе работы, говорилось всего о нескольких подобных делах с банками (в них фигурировали Альфа-банк и Сбербанк), рассмотренных арбитражными судами в регионах.

Подача ответного иска к банку, пытающемуся взыскать долги или залоги с корпоративных заемщиков через суд, может оттянуть решения по основному иску на шесть-семь месяцев, а в отдельных случаях и фактически на неограниченный срок, рассуждает Игорь Дубов.

"Кроме того, если суд все-таки признает сделку недействительной, стороны обяжут вернуть все в исходное состояние, то есть заемщика вернуть полученные деньги, а банк — проценты, начисленные заемщику за пользование кредитом, и штрафы за просрочку, если такие были",— продолжает старший юрист департамента "Корпоративное право" компании Sameta Ольга Сницерова. По ее словам, для заемщика-неплательщика, с которого банк и так требует через суд досрочного погашения, такой вариант тоже выгоден.

Таким образом, в конечном итоге проигравшим оказывается банк. "Постановление пленума ВАС по этому вопросу лишь отчасти помогло банкам в подобных спорах с заемщиками — их участникам, оспаривающим кредитные сделки, необходимо доказывать, что из-за нарушения их прав они потерпели убытки",— говорит госпожа Сницерова.

При этом контроль за соблюдением заемщиками и их поручителями корпоративных процедур ВАС возложил на банк, выдающий кредит, отмечают юристы. Это ослабляет позиции банка в суде.

Единственный плюс активизации схем злоупотребления недобросовестными заемщиками корпоративным правом участники рынка видят в формировании обширной судебной практики по этому вопросу, которая заставит ВАС заново вернуться к его рассмотрению и выработать более четкое решение.


03 Марта 2009 16:50
Источник: «Коммерсантъ»

Читайте также:





Архив новостей