Внутренняя миграция способна обрушить инфраструктуру городов и сельской глубинки

Внутренняя миграция способна обруши... Внутренняя миграция способна обруши...

Мэр Волгограда Роман Гребенников заявил о необходимости активизации в период кризиса деятельности органов муниципальной власти по сохранению численности городского населения. Градоначальник впервые зафиксировал одну из серьезных социальных проблем нынешнего кризиса – угрозу «демографического разрушения городов», начавшееся бегство городского населения в сельскую местность.

Поводом для заявления Гребенникова стало обращение к руководству мэрии одного из волгоградцев, потерявшего работу и попросившего денег на покупку билета, чтобы уехать из города к родственникам в один из сельских районов. Безработный волгоградец намеревался пережить нелегкие кризисные времена на земле, в окружении родственников и огородов. Глава Волгограда лично вмешался в эту ситуацию и потребовал от подчиненных сделать все возможное, чтобы не только этот волгоградец, но и другие горожане, которые могут последовать его примеру, остались в городе и получили новую работу (в Волгограде сегодня наряду с сокращением рабочих мест имеется около 6 тыс. вакансий). «Появление таких просьб – свидетельство того, что мы недорабатываем по очень важным направлениям, – сказал Гребенников. – Необходимо сохранить людей в городе, сохранить профессиональные заводские кадры, предотвратить переезд квалифицированных рабочих и ИТР в деревню, чтобы потом, после кризиса, не пришлось ездить по всей России и поштучно собирать специалистов для запуска сложнейших производств».

О бегстве с наступлением кризиса москвичей в первом поколении из российской столицы в провинцию уже известно. Так, например, за последние три месяца в Волгоградскую область, по разным оценкам, вернулись из Москвы свыше тысячи ранее уехавших в столицу волгоградцев. Большая часть вынужденных переселенцев оседает в сельской глубинке. Бывшие менеджеры и узкие специалисты осваиваются в фермерских хозяйствах и в районных организациях широкого профессионального профиля. От такой миграции из Москвы в волгоградскую деревню выигрывают, похоже, и столица, и деревня.

Гораздо более серьезные последствия может иметь массовый переезд горожан, потерявших работу в Волгограде, в сельские районы, на подножный корм. Город-герой на Волге традиционно формировался как «плавильный котел» из различных социальных групп, причем доминирующей из них всегда была «сельская группа» – уроженцы сельских районов Волгоградской области. Волгоград всегда считался большой деревней – городом, несмотря на свой статус мегаполиса, сохранявшим деревенский колорит. И поэтому сегодня, после сокращения промышленного производства и освобождения сотен работников, возникает реальная угроза «возвратной миграции» – отъезда горожан, потерявших привычные источники доходов в областном центре, на историческую родину – в села, казачьи хутора и станицы.

К возрождению этих самых хуторов и станиц такая волгоградская миграция, разумеется, не приведет: у вынужденных переселенцев денег нет ни на станичное возрождение, ни на собственное содержание. Сельская инфраструктура к приему значительного числа возвращенцев также не готова. Велика вероятность того, что не сумевшие приспособиться к жизни в городе волгоградцы, вернувшись на малую родину, в лучшем случае увеличат класс «деревенской бедноты», живущей натуральным хозяйством, причем в его примитивной огородно-собирательской форме. В худшем случае переживающая кризис деревня получит приток деклассированных элементов, не имеющих возможности законным способом добывать средства к существованию и строящих свое социальное бытие в узком коридоре возможностей, ограниченном пьянством и криминальными практиками.

Очевидно, что новое великое переселение из города в деревню не является сугубо волгоградским явлением и имеет всероссийскую тенденцию. Волгоградские власти лишь одними из первых, похоже, осознали угрозу неконтролируемой внутренней миграции, способной усилить последствия кризиса, во-первых, размыванием городов – системообразующих элементов современной российской социальной инфраструктуры, во-вторых, деградацией индустриального класса и, в-третьих, нарастанием демографического давления на сельскую среду и инфраструктуру, совершенно не готовую к переменам.

Озвученная волгоградским мэром стратегия сохранения города, таким образом, имеет несколько подтекстов и уровней задач. Сохранение класса профессиональных промышленных рабочих и инженеров (как условие снятия угрозы деиндустриализации Волгограда и обеспечения производственного рывка в посткризисный период) – лишь одна из них. Закрепление городского населения сегодня является также важнейшим условием предотвращения сценария ураганных изменений в сельской демографической ситуации, которые скорее всего будут носить негативный характер.


11 Марта 2009 09:16
Источник: НГ

Читайте также:





Архив новостей