Энергия регионального роста

Энергия регионального роста Энергия регионального роста

Высказывание вице-премьера, председателя правительственной комиссии по вопросам топливно-энергетического комплекса России Игоря Сечина по поводу "нефтяных перспектив" быстро превратилось в одно из самых цитируемых заявлений кабинета министров. Главный посыл этого заявления, прозвучавшего в конце марта, такой: несмотря на то что в этом году мы получим в два раза меньше нефтедолларов, чем в прошлом, зависимость нашей страны от сырьевых ресурсов останется на долгие годы. В его выступлении можно выделить два принципиальных момента.

Во-первых, наше государство наконец сумело выйти на твердый прогноз относительно формирования цен на нефть. 41 рубль за баррель нефти - именно такая цифра будет заложена в поправки к бюджету на 2009 год. При этом не исключено, что на деле рост цен будет заметно выше - от 50 долларов за баррель (как прогнозируют эксперты, уже в апреле) и выше...

Во-вторых, несмотря на обвал цен на нефть, государство по-прежнему видит в ТЭК основную отрасль, которая должна вытащить на себе всю экономику страны. И не планирует сворачивать масштабные инвестиционные программы, намеченные в отрасли. Как раз наоборот, их сохранение, как заявил вице-премьер Сечин, и позволит ТЭК "выполнить свою роль локомотива экономики и поддержать смежные отрасли промышленности".

Все так. Но, продолжая развивать тему, давайте посмотрим на ситуацию под несколько иным углом.

Сегодняшний российский ТЭК - это не только экспорт энергоресурсов за пределы России. И не только нефтью и газом жива отрасль.

Для зарабатывания доходов в бюджет нам, безусловно, необходимо сохранять объемы экспорта энергоресурсов, пусть даже теряя в цене. Поэтому и строится, невзирая на падение цен на нефть и мировой финансовый кризис, например, огромная труба в Китай. То бишь магистральный нефтепровод "Восточная Сибирь - Тихий океан" (госкорпорация "Транснефть") протяженностью более 2,5 тыс. километров. Поэтому и отстаиваются собственные газовые экспортные проекты "Южный" и "Северный поток" (госкорпорация "Газпром"). Без оглядки на параллельный европейский проект Nabucco.

Но есть еще и вопросы внутреннего потребления.

Во многих субъектах Федерации остро стоит вопрос с насыщением внутреннего рынка энергоресурсами, необходимыми как для обеспечения жизнедеятельности населенных пунктов (особо остро проблема стоит на востоке страны), так и для организации крупного промышленного производства.

И, как уже было сказано выше, здесь все не упирается в одни только нефть и газ.

Важно подчеркнуть: вопреки ожиданиям отдельных экспертов стремительное удешевление нефти не сказалось отрицательно на судьбе проектов, связанных с иными видами энергоресурсов. К примеру, альтернативные проекты - по строительству локальных атомных станций или возведению новых ГЭС, не легли под сукно, а, наоборот, получили "зеленый свет".

Так, 10 марта 2009 года премьер-министр Владимир Путин подписал распоряжение, которым утвердил разработку документации для инвестиционного проекта "Комплексное развитие Южной Якутии", реализуемого при государственной поддержке за счет средств Инвестиционного фонда Российской Федерации. Одним из главных пунктов проекта является строительство на территории Южной Якутии новой гидроэнергостанции Канкунская ГЭС на реке Тимптон. Ее строительство не только решит проблему снабжения района электроэнергией, но и позволит перейти к запуску крупных промышленных объектов, таких как Эльконский и Дальневосточный горно-металлургические комбинаты.

Параллельно с этим рассматриваются перспективы строительства новых ГЭС и в других регионах. Скажем, Алтайская ГЭС на реке Катунь либо альтернатива ей, предлагаемая местными властями, - каскад ГЭС на реке Чуя.

Есть в этом направлении и проекты, которые существуют не только на бумаге, но уже находятся в работе и ждут перехода к финальным стадиям. К примеру, в Красноярском крае в 2010 году уже ожидается запуск первой очереди Богучанской ГЭС. Несмотря на все сложности и финансовый кризис, запуск ГЭС обещают осуществить в соответствии с ранее намеченными графиками.

Другой вариант "оживления" отрасли, который рассматривает сегодня государство, связан с атомной энергетикой. Инициатива в этом направлении исходит уже не от региональных властей, а от федерального руководства в лице Росатома. Создание небольших, мобильных, недорогих в обслуживании и, главное - экологически безопасных атомных станций может стать революцией в энергетике. Появится возможность раз и навсегда решить проблему обеспечения дешевой энергией районов, которые в силу своего географического положения и климатических особенностей не имеют доступа к магистральным трубопроводам нефти и газа, к железной дороге или хотя бы к сетям ЛЭП.

В настоящее время Росатом закрепил в качестве приоритетных программ планы по созданию комплекса плавучих атомных энергостанций небольшой мощности - ПАТЭСов. Такие станции (строительством пилотной уже занимается ОАО "Балтийский завод" под Санкт-Петербургом) предполагается использовать в удаленных районах страны. То есть там, где, во-первых, есть дефицит энергии, а во-вторых , нет нормальной транспортной инфраструктуры, для того чтобы регулярно (и не очень дорого) завозить топливо: уголь вагонами или солярку цистернами. В первую очередь это, конечно, Крайний Север России и Дальний Восток страны.

В конце февраля этого года глава Росатома Сергей Кириенко заявил, что в ближайшее время Россия планирует построить до 10 плавучих АЭС малой мощности на базе реакторной установки КЛТ-40С. Комментируя это заявление, эксперты отмечали: в перспективе, если пилотные проекты по эксплуатации плавучих атомных станций покажут себя успешно, за российскими атомщиками автоматически будет закреплено право называться не только "пионерами", но и признанными лидерами в области строительства ПАТЭС.

А это значит, что можно будет переходить к экспорту уже не энергоресурсов, а самих станций. Заказы на их производство могут предоставить как страны, имеющие труднодоступные территории, относящиеся к арктическим (Финляндия, Норвегия, Канада), так и страны, страдающие от энергетического голода и нехватки территории (Нидерланды)...

Однако не все упирается в государственные намерения и планы, не везде ждут исключительно команды сверху. Свои программы реформирования ТЭК предлагают и частные структуры. И опять-таки в первую очередь там, где нужда поджимает.

В качестве примера можно привести случай в Республике Саха (Якутия). Местная компания Якутгазпром, разрабатывая проекты собственного оздоровления, рассматривает в числе прочих и такой вариант: занимаясь профильной деятельностью, добывать газ, а попутно продавать... электроэнергию.

Для этого можно непосредственно на месте добычи - в якутском поселке Кысыл-Сыр - построить энергогенерирующие мощности, работающие на газоконденсате. Добываемый газ немедленно перерабатывается в электричество, которое поставляется конечным потребителям. Подавать электроэнергию по проводам ЛЭП выгоднее и дешевле, чем гнать газ по трубам. Почти то же самое говорил цитируемый в начале Игорь Сечин: "Я мечтал бы, чтобы через 10-15 или, может быть, 20 лет мы перерабатывали сырую нефть только на своих предприятиях, оставляя себе добавленную стоимость, производя новый продукт, выдавая на рынок нашим потребителям тот товар, который соответствует самым строгим стандартам, требованиям и параметрам, которые востребованы на рынке".

И хотя еще долгое время Россия будет оставаться зависимой от нефти и газа, хотим мы того или нет, процессы, происходящие внутри отечественного ТЭК, далеко не однородны. А государственная политика (в том числе инвестиционная) никак не сводится исключительно к тому, чтобы тянуть экспортные трубы-щупальца в Европу и в страны АТР.

По материалам Российская газета


08 Апреля 2009 10:06
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей