Стратегический ресурс

Стратегический ресурс Стратегический ресурс

По большинству российских и зарубежных экспертных оценок, потенциал российской гидроэнергетики ныне используется крайне незначительно. Хотя этот потенциал превышает 12 процентов от общемирового.

Сравнительная дешевизна производства гидроэлектроэнергии и ее сбыта в сравнении с традиционным "электросырьем" и обилие этих ресурсов в России позволяют существенно снизить нефте-, газо- и угольную нагрузку в РФ не только на саму энергетику, но и на биосферу. Преимущества данной энергетической отрасли активно использовались в 1940-1960-х годах, хотя и не всегда с обязательным учетом экологических факторов. И даже нередко вопреки им. Однако казавшееся было неиссякаемым изобилие дешевых советских нефти и газа со второй половины 1960-х резко и надолго замедлило развитие не только гидро-, но и угольной, сланцевой, торфяной энергетики. В частности, директивно останавливались строительство и эксплуатация ГЭС, а как следствие, приходили в негодность гидротехнические и смежные объекты, ускорилось обмеление и загрязнение рек, водохранилищ, ирригационных систем и т.п. То есть запущение касалось практически всех составляющих гидроэнергетики.

Очевидно, что устранить последствия такой, почти 30-летней ситуации в российской гидроэнергетике, мягко говоря, непросто. Да еще в период российского и общемирового кризиса. Но даже в такой период эта отрасль развивается во многих регионах. Еще в 2007 году Владимир Путин подчеркнул важность развития гидроэлектроэнергетики в своем Послании Федеральному Собранию. Потому что в современных российских условиях, когда, например, постоянно дорожают добыча и доставка ископаемого сырья, в том числе на электростанции, комплексное использование гидроэнергоресурсов, позволяющее помимо всего прочего создавать многие сотни новых стабильных рабочих мест, вновь становится одним из приоритетов в развитии энергетики России. И тому немало подтверждений.

Уголь

Мировой, в том числе российский спрос на уголь сокращается. Как следствие, падает его добыча в большинстве угольных бассейнов РФ. Но в долгосрочной перспективе, с точки зрения диверсификации топливно-энергетического баланса (ТЭБ) России, не говоря уже о социально-экономической значимости этой отрасли почти для 30 субъектов Федерации, угольная промышленность "обречена" на развитие.

Выступая в конце прошлого года в Госдуме, Владимир Путин озвучил перспективу развития энергоресурсов: "Все сегодня "садятся" уже только на газ! А это, даже с точки зрения обеспечения безопасности, страшно. Не может вся экономика, вся "социалка" и вся жилищная сфера сидеть на одной трубе! Ну не дай бог, что случится! Значит, у нас должен быть и топочный мазут, и уголь задействован, и атомная энергетика, и гидроэнергетика. Мы не можем всю страну на газ посадить..."

В результате "сверхбыстрого" перевода всей российской энергетики в 1960-1980-х гг. на нефть и газ возникла

и сохраняется кризисная ситуация в большинстве угольных бассейнов, что, естественно, отражается и на социальной обстановке. Одновременно оказываются невостребованными современные отечественные технологии добычи, обогащения и комплексного использования угля.

В 1990-х годах спас положение экспорт российского угля, который был стабильным до 2006-2007 гг. Но в связи с общемировым кризисом зарубежный спрос на уголь стал быстро падать. Доминирование же в российском ТЭБе газа с нефтью ставит под вопрос рентабельность, выживаемость не только самой этой отрасли, но и многих российских регионов, экономика и социальная сфера которых завязаны именно на угольной промышленности.

Похоже, ситуация в этом секторе отечественного ТЭКа будет меняться. В том числе путем возрождения некоторых угольных бассейнов России.

Газ

С 2009 года Россия реализует проекты, нацеленные на производство и экспорт сжиженного природного газа (СПГ) в разные регионы мира.

Эта тенденция связана с растущим зарубежным спросом, особенно в Восточной Азии, на СПГ. Что касается внутрироссийских преимуществ развития этой отрасли, они, если вкратце, таковы: многие сотни новых, причем стабильных рабочих мест, развитие инновационных отраслей и специализированного судостроения. Плюс к тому можно будет сокращать зависимость от трубопроводного экспорта через "транзитные" страны. В этой связи премьер-министр РФ Владимир Путин на днях отметил, что "у нас нет проблем с обеспечением спроса, в том числе зарубежного, на газ. Но есть проблема с некоторыми "транзитными" государствами".

Производство сжиженного газа в 2009-2013 годах будет налажено на Сахалине, в Приморском крае и на Кольском полуострове, оттуда же этот продукт направится на экспорт. Причем с Сахалина уже направляется в Японию, а после 2010 года начнутся поставки в Южную Корею. Кстати, сочетание экспорта сжиженного и сырого (трубопроводного) газа Алжир наладил еще в 1970-х годах. В зависимости от тенденций спроса и ценовой конъюнктуры на европейском рынке эта страна успешно, а если точнее, весьма прибыльно варьирует объемами поставок СПГ танкерами и сырого газа по трубопроводам (через Марокко, Тунис и Средиземное море).

Похоже, этот опыт ныне перенимает и Россия. Обладающая вместе со своим континентальным шельфом минимум 15% общемировых запасов газа.

Кстати, планы по развитию производства и экспорта сжиженных газов разработаны или уже осуществляются и в Азербайджане, странах Средней Азии, Иране. В связи с ростом спроса именно на эти виды газовой продукции. Так что конкурентов много и в этом секторе мировой экономики и торговли.

Торф

По запасам торфа Россия занимает одно из первых мест в мире. Развитие этой отрасли многократно снижает пожароопасность регионов, создает новые рабочие места и сокращает зависимость энергетики от нефти и газа. Более 40 субъектов Российской Федерации располагают потенциалом для комплексного развития торфяной промышленности.

В 1920-1960-х годах на торф возлагались надежды, он был важной составляющей энергетики. Беспрецедентная дешевизна нефти и газа в СССР с 1960-х годов привела к закрытию или перепрофилированию почти всех торфяных электростанций. Только в последние годы торфяная энергетика в России начинает восстанавливаться.

По мнению председателя Комитета Госдумы РФ по энергетике Юрия Липатова, "прекращение работы торфопредприятий - это не просто сокращение, даже массовое, профессионалов. Но еще и прямой риск сорвать выполнение Энергетической стратегии России до 2020 года, предусматривающей многократное увеличение использования альтернативных видов топлива".

Так, в Кировской области в конце 2008-го принята программа, предусматривающая рост добычи торфа с 500 тыс. до 3 млн тонн. По мнению губернатора Никиты Белых, "торф является альтернативой углю, в его использовании заинтересованы и энергетики".

Схожие планы в Новгородской области. Ее торфозапасы превышают 1 млрд 700 млн тонн (1435 месторождений). По словам губернатора области Сергея Митина, "область обладает запасами торфа, которых хватит минимум на 50 лет. В 1980-е годы добыча торфа в Новгородской области превышала 2 млн тонн в год. Ныне добывается только около 35 тыс. тонн торфа. Нас интересует этот источник топлива и его правильное использование".

В области дорабатываются проекты по созданию электростанций на торфе, по его использованию и для производства удобрений. Этими проектами заинтересовалась, в частности, группа ИТЕРА.

По материалам Российская газета


08 Апреля 2009 10:06
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей