Саммит СНГ ставит рекорды

Саммит СНГ ставит рекорды Саммит СНГ ставит рекорды

Семь двусторонних встреч за пять часов плюс одно пленарное заседание и один рабочий обед, не считая совместного фотографирования, - так выглядел вчера у Дмитрия Медведева рабочий день, который он провел под Санкт-Петербургом в качестве хозяина очередного неформального саммита СНГ.

Протокол выдерживался так строго, что казалось, дело происходит в Германии, где накануне по жесткому ритму, в котором проходили переговоры российского президента с немецкими партнерами, можно было сверять часы.

Рекорд переговорной интенсивности, поставленный вчера Дмитрием Медведевым в Константиновском дворце в Стрельне, побить будет непросто. Да и сделать это сможет разве что он сам - уже в ходе какого-нибудь следующего саммита.

Если, конечно, президенты Содружества захотят так же, как и сейчас, проявить такое редкое единодушие и обнаружить, что их «график рабочих встреч позволяет» отлучиться для участия в саммите СНГ. Ведь именно злосчастный график отдельным президентам, как правило, всегда мешал делать это.

Что касается г-на Медведева, то он, похоже, стал вырабатывать свой фирменный стиль общения - радушную открытость к собеседнику, подчеркиваемую легкой улыбкой, за которой не ждешь никакого подвоха. Но уже видно и то, как Медведев способен ужесточать эту манеру.

В общении с партнерами по СНГ вчера прибегать к этому если и приходилось, то уже без прессы. Однако, вспоминая, как накануне президент отвечал на пресс-конференции в Берлине на некоторые вопросы, представить себе это вполне возможно.

Избранный президентом России благожелательный тон позволил полностью вчера уже в самом начале беседы с Михаилом Саакашвили переиграть грузинского лидера. «Вчера я был в Германии, разговаривал с германскими коллегами. Они волнуются о судьбе российско-грузинских отношений», - с улыбкой сказал г-н Медведев.

Смысл слов и интонация читались ясно: мол, ну чего вы все время жалуетесь где-то на стороне. И эта несказанная фраза тут же была продолжена вслух. «Я считаю, что мы и сами способны решить все вопросы, преодолеть трудности, которые имеются, и выстроить отношения на длительное время вперед», - сказал Медведев. И с улыбкой спросил грузинского гостя: «Как думаете?»

Это была ловушка. Не согласиться Михаил Саакашвили не мог, а согласиться - значит признать, что и действительно, жаловаться-то и не стоило. «Много нерешенных вопросов, но нет нерешаемых», - выкрутился он. О чем говорили президенты, оставшись без прессы, пока сказать трудно.

Но об этом можно будет судить по первым шагам с обеих сторон по разблокированию ситуации в зоне грузино-абхазского конфликта. Ведь Саакашвили, отправляясь в Питер на саммит, категорически утверждал, что будет ставить вопрос о выводе российских военных (железнодорожных) подразделений из Абхазии и прекращении действия апрельского указа российского президента о мерах по оказанию гуманитарной помощи населению Абхазии.

Российско-украинские переговоры и то, что было сказано в их рамках г-ном Медведевым коллеге Виктору Ющенко, подробно рассказал прессе министр иностранных дел России Сергей Лавров. Причины такой открытости кажутся очевидными: отношения с Киевом в Москве представляются сегодня делом первостепенной важности, поскольку к действиям украинской стороны, особенно в отношении будущей судьбы Черноморского флота, российское руководство относится чрезвычайно серьезно.

Ющенко, заходя в переговорный зал и протягивая руку российскому президенту, был не то чтобы напряжен, но уж точно улыбкой на лице не играл. В отличие, повторяем, от Медведева. Оба стали серьезными, когда заговорили о поездке Ющенко на Соловки, которую украинский лидер совершил днем раньше. «Это удивительное место, полное истории и важности духовной связи.

Очень интересно», - поделился впечатлениями г-н Ющенко. Медведев в ответ заметил: «Это место, конечно, где определились судьбы очень многих людей. Место общей трагедии, место, которое является мемориальным для всех живущих на наших территориях».

А дальше, со слов Сергея Лаврова, Медведев заявил Ющенко о «неадекватности» действий Киева в определении сроков вывода Черноморского флота из Севастополя. Предупредил, что стремление Украины в НАТО нарушает положение большого договора между двумя странами, в котором сказано, что «ни одна из стран не будет создавать угрозу безопасности другой стране». А членство Украины в НАТО, сказал Медведев, «заставляет задумываться о безопасности России».

Подобная трактовка Москвой угроз для своей безопасности Киеву хорошо известна, и он регулярно стремится подвергнуть ее сомнению. Скорее всего и в этот раз ничего нового в ответ Медведев не услышал.

Иначе сам Виктор Ющенко довел бы свои резоны до публики. Но вместо этого президент Украины заверил журналистов, что договор о базировании ЧФ в Севастополе «до последней буквы» будет выполнен Киевом.

Не стало особенным сюрпризом для Ющенко и напоминание российского президентао повышении вдвое с 1 января следующего года цены российского газа, поставляемого на Украину.

В итоге президенты условились «продолжать контакты». «Мы же соседи», - заметил Ющенко. Такие сказанные вслух простые очевидности всегда улучшают атмосферу переговоров. Особенно если нет других способов это сделать.

Тема газового сотрудничества вчера была обозначена довольно ясно, хотя и без подробностей, в ходе встреч президента России с коллегами из Азербайджана и Туркмении -- Ильхамом Алиевым и Гурбангулы Бердымухамедовым. Дмитрий Медведев впервые объявил, что в начале июля, по дороге на саммит «большой восьмерки» в Японию, он нанесет визиты в Баку и Ашхабад.

С учетом того, что вслед за этим маршрут нынешнего хозяина Кремля пролегает через Астану (таким образом, он посетит все столицы, от которых зависит, быть или не быть Транскаспийскому газопроводу, конкурирующему с любимым детищем «Газпрома» - Прикаспийским газопроводом), становится очевидно, что бывший председатель совета директоров «Газпрома» намерен лично на месте разобраться с ситуацией. Как известно, на днях, фактически подготавливая эти визиты, в Баку и Ашхабаде побывал глава «Газпрома» Алексей Миллер.

А вот кому, кажется, удалось поставить вчера в тупик российского президента, так это президенту Узбекистана. Ислам Каримов предложил объединить ЕврАзЭС и ОДКБ, чтобы создать «мощную организацию» на их базе. Как видит решение этой задачи узбекский лидер, не раз скептически отзывавшийся о способности ЕврАзЭС вдохнуть жизнь в экономическое сотрудничество, сказать трудно.

Что касается ОДКБ, то после возвращения Ташкента в эту военно-политическую организацию Узбекистан не особенно торопится активизировать свое в ней участие. Возможно, г-н Каримов, инициируя объединение, исходит из механического принципа: состав ОДКБ и ЕврАзЭС практически полностью совпадает, за исключением Армении, которая, будучи членом ОДКБ, не входит в ЕврАзЭС.

Медведев был деликатен и постарался ответить своему самому старшему коллеге по президентскому клубу СНГ максимально корректно: «Различные формы интеграции служат взаимодействию государств». Он предложил обсудить эту идею с остальными партнерами по Содружеству. Президент Узбекистана старался внушить новому российскому лидеру, что со стороны Ташкента ему не следует ждать никаких подвохов.

«Нет подводных течений, которые это положение дел могли бы изменить», - уверял г-н Каримов. Дмитрий Медведев в свою очередь тоже постарался успокоить гостя: «Мы ценим сотрудничество с Узбекистаном в сфере безопасности, Узбекистан для нас ключевой, стратегический партнер в Средней Азии».

Формулировка звучит выверенной, ведь другой стратегический партнер России в регионе, Казахстан, идентифицирует себя отдельно от Средней Азии согласно известной нам со школьных лет формуле «Средняя Азия и Казахстан». Так что Астане не будет обидно услышать эти знаки лояльности Москвы к извечному сопернику Казахстана в регионе.

Сильно обиженных и глубоко разочарованных вчерашним саммитом в Стрельне пока не просматривается. Почти успех.


07 Июня 2008 11:59
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей