Норман Фостер – «Апельсин», но не только…

Норман Фостер – «Апельсин», но не т... Норман Фостер – «Апельсин», но не т...
По-настоящему знаменитых современных архитекторов немного, но их во все времена можно было пересчитать по пальцам… Таких, имена которых мелькают в лентах новостей постоянно, больше, но немногие из них могут похвастать тем, что их новые проекты строятся по всему миру. Но один из них – англичанин Норман Фостер, один из лидеров стиля хай-тек, - как раз из таких счастливчиков…
ф1
Впрочем, сам мастер против такого представления возражает: «Если хай-тек вы понимаете как неразборчивую погоню за передовой и изощренной технологией ради нее самой, тогда я буду категорически отрицать, что я архитектор хай-тека». Тем не менее, ему удалось стать первым, или, по крайней мере, одним из первых в этом направлении благодаря тому, что, как говорят специалисты, ему удалось вопреки фирменной обезличенности новейшего зодчества придать ему индивидуальное направление. В своих проектах он использует открытые эстетизированные пространственные конструкции, большие плоскости из стекла и металла, многофункциональность свободных пространств и изысканную деталировку. Сейчас Фостер работает в им самим основанной фирме «Foster Assosiates» и строит буквально по всему миру. Только в этом году он успел поработать в Дании, Нидерландах, Великобритании, Казахстане, ОАЭ и в России. В марте этого года на выставке MIPIM в Каннах мастер представил, совместно с женой московского градоначальника Еленой Батуриной, проект многофункционального комплекса «Апельсин», быстро ставшего скандальным.
ф2
С легкой руки Батуриной, здание в виде порезанного на дольки цитрусового, совмещающее в себе жилые апартаменты и выставочные площади, должно появиться на Крымском валу на месте ЦДХ, который, по словам Батуриной срочно нуждается в реконструкции. Однако ни руководство Третьяковской галереи, чьи выставки находятся в ЦДХ, ни союз художников России, которому принадлежит другая часть здания, ее мнения не разделяют. По их словам, здание может простоять еще годы, а все планы реконструкции жены Лужкова – полнейший произвол. К тому же мысль о том, что над музеем будет кто-то жить, кажется художникам кощунственной. Сам Норман Фостер не видит проблемы в сосредоточие коммерции и культуры в одном месте: "Создавая наше здание, мы, по сути, учились у природы. "Апельсин" - это многофункциональный комплекс нового поколения, в котором есть все необходимое для жизни, ведения бизнеса и отдыха, его отличает удобная транспортная доступность и наличие вместительных парковок. Кроме того, хочу отметить, что благодаря значительным площадям, предусмотренным в «Апельсине» под создание музея, этот комплекс имеет все шансы стать одним из крупнейших современных культурных центров". Как бы то ни было, дальнейшая судьба проекта – в руках местных властей, и от них зависит, будет ли построено цитрусовое в центре Москвы. Фостер только создал проект. Однако, справедливости ради надо сказать, что это не первый случай когда творения Фостера вызывают раздражение у архитектурной общественности. Смелое вторжение мастера в исторические застройки мировых столиц не находит понимания у консервативной части граждан. Последние не без основания опасаются разрушения веками складывавшегося облика старинных городов. В Москве сейчас, в общем-то, происходит то же самое. Однако вряд ли это смутит самого архитектора – он много строил, и его еще больше критиковали, однако всегда находились и те, кто восхищался его работами. К тому же, это не первый опыт строительства Фостером в России, Апельсин может стать уже девятым его проектом в нашей стране. Среди ранее спроектированного – башня «Россия», небоскреб высотой 600 метров на территории Москва-Сити, который должен стать самым высоким зданием Европы, комплекс «Югра» для Ханты-Мансийска, "эко-башня" 56 этажей (280 м) в высоту в форме бриллианта, питерская «Новая Голландия» - комплекс площадью 7,6 га соединяет в себе постройки различного назначения, с особым вниманием к учреждениям культуры. Этот проект в прошлом году на MIPIM удостоился специальной награды. И именно тогда впервые за последние 17 лет Россия хоть что-то выиграла в Каннах. Еще один громкий проект, который должен появиться в Москве же, в районе Нагатино – это культурно-деловой комплекс «Хрустальный остров».
ф3
Комплекс стоимостью 3-4 млрд долл. и общей площадью около 2,5 млн кв. м, расположится в районе Нагатинской поймы. Доминантой «Хрустального острова» станет прозрачная ажурная башня высотой 450 метров. По мнению Фостера, это «самый громкий строительный проект в мире». "Первое впечатление вызвало просто оторопь у всех: что это такое? Елка не елка? Вбитый осиновый кол? – сказал как-то в своем выступлении ректор Московского архитектурного института Александр Кудрявцев. - А всмотришься - и понимаешь, что эта башенка, ничем не связанная среди зелени парка, демонстрирует мощь современного мышления, и, быть может, именно она станет символом Москвы ХХI века". Разумеется, как всегда есть и противоположные мнения – тех, кто считает проект противоречащих духу города, чрезмерно бросающимся в глаза и затмевающим уже присутствующую в районе архитектуру. Прозрачные, аккумулирующие свет здания свойственны Фостеру. Он увлечен идеей экологичности и очень внимателен к новациям в области энергосбережения. Свои идеи архитектор стремится воплотить с максимальным использованием естественного света и воздуха, привлекая для этой цели самые смелые инженерные решения. Спроектированные им здания сами регулируют потоки воздуха и света, активно экономя энергию. Если перейти к его проектам в других странах, то в качестве типичного примера можно привести супертехнологичное 43-этажное здание Шанхайского банка, на 180 метров возвышающееся над Гонконгом. Фостер построил его еще в далеком 1986 году. Система зеркал, управляемая компьютером, направляет солнечный свет вдоль вертикальной оси с верхних этажей здания банка на нижние.
ф4
Любимые материалы архитектора - сталь и стекло. Здания из них органично вписываются в окружающую природу. Верхом экологичности стал созданный Фостером во второй половине 90-х годов 259-метровый небоскреб из стекла и стали. В нем даже внутренние помещения наполнены светом. А обилие зимних садов на этажах создает дополнительный комфорт для обитетелей небоскреба. Норман Фостер – архитектор, построивший Millennium Bridge в Лондоне и крупнейший аэропорт мира в Пекине, обновленный Рейхстаг в Берлине и Коммерцбанк во Франкфурте-на-Майне - самый высокий небоскреб в Европе, стадион Wembley в Лондоне и знаменитую башню для корпорации Hearst в Нью-Йорке. Одна из самых оригинальных построек Лондона - небоскреб- "огурец" Swiss Re Нормана Фостера.
ф7
Это одно из самых оригинальных современных зданий в мире. Небоскреб был постороен для штаб-квартиры швейцарской страховой фирмы Swiss Reinsurance Company в Великобритании. Он имеет высоту около 180 м и за необычную форму прозван в народе "корнишоном" (gherkin). В основу проекта легли принципы экологичности и рациональности как при строительстве, так и при эксплуатации здания. Небоскреб удивляет своей необычной конструкцией, ведь он строился с учетом законов аэродинамики. Конструкция в форме "боба" устойчива к ветровым нагрузкам и следовательно снижает нагрузки на стены, освобождает большие пространства внутри здания и даже позволяет открывать окна небоскреба. Кривизна спиралей, устремляющихся ввысь, придает ему пространственную динамичность. Там же, в Лондоне, архитектор построил новое здание мэрии Большого Лондона для Кена Ливингстона, в котором применил конструкцию со стеклянным куполом, подобную купольной конструкции Рейхстага в Берлине. Кроме того Фостер разработал и воплотил в жизнь Индустриальный театр с большим залом на 5000 мест в Глазго, в Шотландии. Последние проекты Фостера: самая дорогая и быстроходная яхта в мире, самое высокое здание в мире Millenium Tower, самый уникальный дом религий в мире - "Дворец Мира" в Астане (Казахстан).
ф5
Дворец имеет форму пирамиды. Первые несколько уровней занимает оперный театр на 1500 мест (в день открытия на его сцене выступила оперная певица Монсеррат Кабалье). Высота пирамиды - 62 метра, такова же и площадь ее основания. Внутри расположены помещения для проведения собраний и конференций. Вершину пирамиды занимает круглый зал на 200 мест, где планируется проводить собрания лидеров различных религий и конфессий. Выступая на пресс-конференции по случаю открытия Дворца, архитектор Фостер заметил: "Идея пирамиды принадлежит президенту Казахстана, и когда нам предложили воплотить эту идею в реальность, мы с радостью взялись за этот проект. Думаю, построенное здание - достижение невероятное, восхитительный результат". По мнению Фостера, пирамида является воплощением добра и мира. К слову, один из последних проектов Фостера также разработан для Казахстана – это комплекс «Фостер Тауэрс» - офисный комплекс из двух башен.
ф6
Здания достигнут высоты 216 м: такой размер считается опасным для этого района Казахстана из-за высокой сейсмической угрозы, но, скорее всего, для этого проекта будет сделано исключение. Башни, названные в честь своего создателя, войдут в состав Алматинского Финансового Округа, бизнес-части города. Два обращенных друг к другу небоскреба будут окружены постройками меньшего размера – корпусами жилья и магазинов, между которыми возникнет новая площадь. Сами высотные постройки будет отличать диагональный рисунок профилей на фасадах, опробованный мастерской Фостера в уже упомянутом проекте здания компании «Свисс-Ре» в Лондоне. Как и британский прототип, башни будут округлыми в плане. Их верхние этажи займут зимние сады, а соединит «близнецов» между собой стеклянный «балдахин» на уровне первого этажа, играющий роль их общего вестибюля. Если проект «Фостер Тауэрс» городские власти утвердят в ближайшее время, их строительство закончится уже в 2009 году. В заключение, стоит сказать о нескольких важных чертах, которые роднят все постройки английского мастера. Как говорят критики, отличие Фостера от прочих современных архитекторов в том, что он пытается строить надолго. Он не работает в формате быстротечной моды, его архитектура старается не быть аттракционом-однодневкой. Он пытается ввести архитектуру в долгую историю, не туда, где царствуют последние выпуски газет и еженедельников, туда, где царят многотомные истории искусства от античности до сегодняшнего дня. Я хотела бы закончить эту статью цитатой Григория Ревзина, главного редактора журнала "Проект Классика", искусствоведа, архитектора: «Главное слово в архитектурном словаре Фостера — sustainability, что означает одновременно независимость и устойчивость к внешним воздействиям, своего рода «самостояние». Этот термин олицетворяет формулу классики по Винкельману — «благородная простота и спокойное величие», что, собственно, и является развернутой формулировкой фостеровских идей. В наши дни архитектура парадоксальным образом возвращается к этому идеалу. У Фостера есть знаковая постройка — Carre d’Art в Ниме, в южной Франции. Многофункциональный комплекс, поставленный прямо напротив древнеримского храма. Придя к тому же масштабу и тем же пропорциям, что и римский храм, Фостер намеренно сопоставил свой объем с античным. Как вызов и ответ. От равного равному. Как два самостояния».
ф8

21 Июля 2008 09:47
Автор: Елена Смирнова
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей