Нация бредит деноминацией

Нация бредит деноминацией Нация бредит деноминацией

Призрак бродит по России, признак деноминации. По слухам, в Центробанк уже завезли мешки с новыми деньгами. Чудовище это, надо сказать, России знакомо не понаслышке. Каждое поколение россиян имело удовольствие быть с ним знакомым, а некоторые пробовали сие горькое лекарство во здоровье экономики не один раз.

Но деноминация с потолка на кошельки не падает, у нее есть свои причины — и политические, и экономические, и даже психологические. Разобраться, насколько ситуация близка к развязке, взялся экономический обозреватель “МК”.

— Я тебя уверяю, сведения проверенные, в Центробанк уже завезли опечатанные мешки с предписанием вскрыть в час “Ч”, — говорит не кто-нибудь, а серьезный экономист. Не проходит и пяти минут, как дозванивается уже внештатный корреспондент.

“Знакомый мужа подруги сестры моей знакомой, который работает в ЦБ, сказал, все уже решено. Они только сигнала ждут”, — лабиринт системы отношений вызывает матерщину. Но вдруг начинаешь понимать: это “ж-ж-ж”, как говорил Винни Пух в советском мультфильме, неспроста. Призрак деноминации бродит по России, как призрак коммунизма в свое время шастал по Европе. И — завоевывает ее.

Любите слухи — источник знаний

Слухи о деноминации начали циркулировать по России с регулярностью маньяка еще в ноябре. Но до Нового года они были “осторожным маньяком”: гуляли исключительно по Интернету, откуда потихонечку сливались в сарафанное радио. Какой-то шутник даже выложил в Рунете якобы оригинал-макеты будущих купюр. Но они оказались результатами “самодеятельного творчества трудящихся” то ли 2005-го, то ли даже 2004 года.

Впрочем, росту волны слухов все это ничуть не мешало. В январе “маньяк” вырвался на свободу. И старушки-пенсионерки, и юные блоггеры с упоением начали живописать грядущие ужасы.

Попробуем разобраться, есть ли действительно хоть какие-то основания для деноминации.

В нужном месте в нужное время

Когда обычно проводится деноминация? Даже на примере нашей страны образца 1997 года можно вспомнить, что это был первый год, когда после ряда лет с трехзначными показателями инфляции наконец-то удалось достичь хоть какой-то стабильности.

Причем не сразу, а по прошествии какого-то периода. Так, например, в 1996 году инфляция упала более чем в 6 раз по сравнению с предыдущим годом, а в 1997-м, когда и была, собственно, проведена деноминация, ее уровень снизился по сравнению с 96-м еще в 2 раза.

Что мы, если исходить из этой посылки, имеем сейчас по росту цен? Лишь то, что правительству не удалось удержаться в запланированном на прошлый год коридоре, верхний предел которого ограничивался 8% в год. И инфляция составила 150% от плана.

Начавшийся год также не внушает оптимизма. За январь (если говорить о полном месяце) инфляция будет не менее 2,5%. Всего за 3 недели она уже взяла рубеж в 1,8%. Что больше, чем в прошлом, весьма нерадостном году. И стабилизации не предвидится. Большинство экспертов считают большой удачей, если удастся уложиться в ценовые параметры 2007-го.

С другой стороны, в последние годы мы не имели безудержной инфляции начала 90-х, когда рубль “таял” по отношению к другим валютам с каждым днем и на глазах. Наоборот, в последние пару лет происходило реальное укрепление отечественной валюты. Так что, исходя из соображений по инфляционной ситуации, деноминация не может быть оправданна.

Другой побудительной причиной для деноминации может быть необходимость обрести устойчивые темпы развития экономики, дать некий толчок росту промышленного производства, который должен стать логическим завершением финансового оздоровления. Но и эти аргументы не выдерживают критики. Рост экономики страны, если брать за ориентир показатели ВВП, в те же последние годы, с одной стороны, достаточно активен, с другой — устойчив и стабилен. Нет никаких признаков того, что из-за деноминации он ускорится.

Хлеба и зрелищ?

Оставим в стороне макроэкономику. Может быть, введение новых денег хотят провести в интересах населения? Так сказать, с новым президентом будем считать по-новому?

На первый взгляд, такое соображение могло бы иметь место. Тем более что периодически возникает идея, что России, которая старается обрести мощь СССР, не помешали бы деньги и уровень цен, соотносимые с советскими временами.

Тогда-де, если убрать пару нулей на банкнотах, нынешняя вареная колбаса по 220 за кг будет адекватна советской по 2.20. И сыр станет стоить, как в Москве 80-х, не 280, а 2.80. Но вот если тогда колбаса и сыр были в дефиците, то наглядным успехом нынешней власти при вроде бы советских ценах станет изобилие продуктов. И “Жигули” будут тогда по две с половиной тысячи рублей. И так далее.

Определенная логика в таком соображении есть. Но с другой стороны, все совсем не так радужно. Потому что сейчас несопоставим уровень цен на товары разной категории. Водка оказывается дешевле советской, а транспорт — дороже. А уж с пенсиями — совсем беда. Средний размер пенсии получается не выше 40 рублей.

При том что в СССР такие были фактически только у колхозников. А по 70 “рубчиков” пенсию не получит практически никто. А квартплата-то останется на нынешнем уровне, а совсем не по-советски скромной. Пенсионеры от такой реформы, к гадалке не ходи, обидятся и рванут на улицу.

Деноминация призвана снизить розничные цены? Оставьте, это вообще не выдерживает никакой критики. Снижение номинала купюр, кстати, всегда лишь приводило к удорожанию товара. Действительно, если пакет молока стоит 32.50, то куда округлят ценник в 100 случаях из ста: к 33 или 32 копейкам? Ответ очевиден. И сколько нам будут давать тогда за доллар — 24 копейки или надо вводить еще полушку?

Еще осталась мелочь. Копейки, гривенники и прочие монеты, себестоимость производства которых выше их нарицательной стоимости. И которые уже зачастую отказываются принимать кассиры. По большому счету — тоже бред. Из-за столь мелкого вопроса не реформируют национальную валюту. Кстати, расходы на печатание новых купюр таковы, что сопоставимы с объемом всей обращающейся в стране бренчащей наличностью.

Ну нет ровным счетом ни одной внятной логической, экономической, психологической причины, в соответствии с которой страну в марте (наиболее вероятный по слухам период) или в другом обозримом месяце этого года ожидала бы деноминация. Тогда почему эти слухи волнами гуляют по стране, вызывая панику у населения?

Кто-кто в теремочке живет?

На первый взгляд слухи о грядущей реформе в первую очередь должны помочь отечественным банкирам. Ну как же — население для сохранности понесет в банки свои денежки, которых у него на руках, по экспертным оценкам, скопилось в районе 4 трлн. рублей (170 млрд. долларов).

Даже если это коснется половины или трети имеющейся наличности, для банков — уже существенное подспорье. В условиях, когда российским компаниям в наступившем году надо отдавать около 100 млрд. долларов западным кредиторам, а дешевые деньги брать неоткуда.

Другая категория делового сообщества, потенциально выигрывающая от слухов о деноминации, — риэлторы. У которых, кажется, не осталось более средств для того, чтобы убедить население в неизбежном и сильном росте цен на недвижимость и оживить тем самым спрос. Испуганный народ должен, по идее, тут же броситься вкладывать деньги в нечто более надежное, чем бумажные банкноты.

Но вряд ли бы кто позволил обычным коммерсантам по собственной инициативе играть в авантюры, так или иначе затрагивающие имидж власти в предвыборный период. Так что сделано это было либо с позволения самой власти, либо по ее согласию. И целью такой комбинации может быть запудривание мозгов населению, чтобы отвлечь коллективный разум от темы роста цен.

Чтобы сделать неизбежную инфляцию незаметной на фоне потенциально более опасного начинания. Оправданно это может быть лишь в том случае, если инфляция по результатам года перешагнет рубеж в 20—25%. Тогда, поднимая новогодний бокал с шампанским на встрече 2009-го, народ облегченно вздохнет: “Что с того, что цены выросли, хорошо хоть денежную реформу не стали проводить”.

Объяснить грядущую деноминацию вроде бы может разве что закончившаяся налоговая амнистия. Если в процессе обмена денег установить какой-то предел в 300, 500 тысяч или миллион, а на сумму сверх этого требовать справки о чистоте доходов.

Тогда и народ вроде можно ублажить: спекулянтов и миллионеров прищучат. Но и этот вариант не сработает. Через час после объявления часа “Ч” страна получит гигантское количество “прачечных” для превращения “грязных” денег в “чистое” бабло. Проходили уже. И реальный эффект окажется равен пуку.

Впрочем, есть и еще одна версия происходящих событий. Вот только если ее обосновывать, только слухами о деноминации не обойтись.

Иду на …

Прежде чем приступить к ее изложению, хочу заверить читателей, что в свои 46 лет психически здоров, наркотики в жизни не пробовал и на учете в разных там диспансерах никогда не состоял.

Ну а теперь — непосредственно к версии. Не знаю, обратили ли вы внимание на то обстоятельство, что в последнее время общественная жизнь в России заметно оживилась за счет разного рода скандалов и слухов.

Первые сведения о деноминации появились в ноябре. Тогда же, 15 ноября, правоохранительными органами был задержан Сергей Сторчак. Заместитель министра финансов РФ, отвечающий за работу с внешними долгами. Сторчака приземлили крепко-накрепко, так что даже личное заступничество и гарантии его шефа, ставшего вице-премьером министра финансов Алексея Кудрина, ему не помогли. Это был первый удар по либеральному крылу в правительстве. И непосредственно по Алексею Леонидовичу.

В декабре откуда-то поползли слухи о том, что для разрешения грядущего кризиса в пенсионной системе России и ликвидации дефицита бюджета ПФР будет повышен уровень Единого социального налога (ЕСН). И пусть непосредственно его платит работодатель, но, с одной стороны, это наши деньги, хоть мы их не получаем (а значит, будем не получать еще больше), а с другой — усиление налоговой нагрузки на бизнес.

Причем, что характерно, когда говорили о том, что эти планы разрабатываются в Минздравсоцразвития, возглавляемом сейчас бывшей помощницей Алексея Кудрина Татьяной Голиковой, в сообщениях фигурировали мифические “источники”.

Затем пошли сообщения о том, что часть средств Фонда национального благосостояния (а Стабфонд теперь будет разделен на Резервный фонд и ФНБ) будет размещена в акциях ведущих иностранных компаний. Что на падающем рынке воспринимается как чистейшей воды авантюра. А кто за авантюрой стоит? Опять Кудрин. Правда, в этой ситуации все как-то забывают два обстоятельства. Кудрин эту идею высказал еще где-то год назад, когда все было спокойно. И второе, что в 2008-м ни один рубль ФНБ в иностранные акции вложен не будет. Но это мелочи.

После этого из фактического небытия вдруг как чертик из табакерки вылезла “недоампутированная” Noga. Швейцарская компания, находящаяся фактически в состоянии банкротства, сначала претендовала на несколько десятков миллионов долларов, а потом “запустила пулю” о возможных претензиях на $1,26 млрд. Завертелись, закружились полуслухи-полуфакты об аресте счетов российских государственных учреждений во Франции.

А теперь еще и в Швейцарии. И тут же из нафталина была вынута история выкупа части долга с участием господина Когана, где на заднем плане опять фигурировал Минфин. Неброско, но вполне явственно. А Нессим Гаон, хозяин Noga, как очень благопристойный бизнесмен в своих интервью заявил, что схема, предложенная Коганом, была незаконной и потому он на нее не пошел. Как-то очень вовремя вынырнул старичок. Как крапленый туз из колоды. Опять Минфин “напортачил”.

Все это в комплексе, и деноминация здесь очень к месту, создает устойчивый стереотип: либералы в правительстве ведут страну к краху. А кто у нас сейчас фактически возглавляет либеральное крыло? Кто говорил, что демократия должна быть обычной, а не исключительно по-российски суверенной?

Правильно, Дмитрий Анатольевич Медведев — он же преемник, он же кандидат №1. Так случайно ли, что атаки начались после усиления либерального крыла, а после того, как в середине декабря Путин сделал свой выбор, они только ужесточились? Ныне действующему президенту в отчаянии стараются домахаться “флажками”: не на того-де поставил. Куда он Россию заведет, если либералы сейчас уже столько дров наломали…

Что это — последняя отчаянная попытка “партии третьего срока”: попытаться дестабилизировать ситуацию в стране настолько, чтобы вынудить президента пойти на попятную? Или демонстрация силы с целью “на берегу договориться” с преемником о правилах жизни после марта? Пока непонятно.

Но нет сомнений, что в ближайший месяц мы еще сможем узнать много чего интересного. Кампания продолжается. Кстати, после ареста Могилевича в СМИ тут же потянули “газовый след” скандала. А ведь Медведев еще и председатель совета директоров “Газпрома”. И что с того, что транзитные схемы утверждал не он.

Налицо классический славянский вызов на битву: “Иду на вы!”. Правда, куда в результате пойдут инициаторы кампании, еще бабушка надвое сказала.

Послесловие нелишне

А с другой стороны, что с того, что целесообразность деноминации необъяснима ни экономически, ни логически? Если бы все в России (а в первую очередь — поступки власти) подчинялись логике и рациональности, мы бы уже давно жили в другой стране.

Может, и в самом деле — это “ж-ж-ж” неспроста?

Эксперты — о деноминации

Владислав ИНОЗЕМЦЕВ, д.э.н., директор Центра исследований постиндустриального общества:

— В нынешней ситуации никакого смысла проводить деноминацию нет. Скорее всего, информация об этом — просто слух-однодневка, предназначенный для того, чтобы подогреть какие-либо интриги в условиях смены власти. Кто может выиграть от этого — совершенно неясно, но в любом случае подобные пиар-ходы выглядят убого.

Павел МЕДВЕДЕВ, зампред банковского комитета ГД:

— Мой прогноз: в 2008 году деноминации не будет, поскольку слишком высоким остается уровень инфляции. Только когда этот уровень будет ограничен 5—6 процентами, правительство решится на этот шаг, что скорее всего произойдет не раньше чем через 2—3 года. Поэтому бояться деноминации как таковой совсем не следует. И здесь не надо усматривать какую-либо выгоду для банков, поскольку для них данная процедура “грозит” лишь дополнительной работой по перерасчетам, и только.

Михаил ДЕЛЯГИН, директор Института проблем глобализации:

— Слухи о деноминации очень выгодны нашим банкам, столкнувшимся с кризисом ликвидности. Обеспокоенные люди понесут быстрее свои сбережения в банки. Однако объективных причин для нее нет. Тем более что инфляция вышла из-под контроля. Кроме всего прочего, вполне возможно, что данные слухи просто отвлекающий маневр для того, чтобы убрать фокус с проблем высокой инфляции и массы других.

Екатерина МАЛОФЕЕВА, главный экономист УК “Ренессанс-Капитал”:

— Я думаю, что никаких объективных финансовых предпосылок для деноминации сейчас не существует. И даже сложно предположить, кто может быть заинтересован в ее проведении. Болезненный опыт россиян в этом вопросе, мне кажется, является плодотворной почвой для подобных слухов, особенно в период перед выборами.

Олег ВЬЮГИН, экс-глава Федеральной службы по финансовым рынкам:

— Деноминация сейчас бессмысленна. Во-первых, с точки зрения соотношения номинала рубля с курсом других валют. То есть рубль отнюдь не выглядит как инфляционная валюта.

Во-вторых, такое решение может привести к очень серьезным политическим последствиям.

Константин КОРИЩЕНКО, зампред Центробанка РФ:

— Все эти слухи — полная чепуха. В этом нет абсолютно никакой необходимости. Тем более что деноминация — это крайне дорогостоящий процесс. Посчитайте, во сколько обойдется просто напечатать такое количество новых денег…


30 Января 2008 13:20
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей