Материальная сторона духовного

Материальная сторона духовного Материальная сторона духовного

Процесс восстановления храмов и церквей, разрушенных после революции 1917 года, продолжается на Вятской земле. Поскольку интерес к религии и численность прихожан год от года растет, то и религиозные организации стараются увеличивать количество приходов. Кроме того, не секрет, что Русская православная церковь (РПЦ) уже довольно давно ставит вопрос о безвозмездной передаче ей недвижимости, включая землю, национализированную в начале прошлого века.

Суть проблемы.

Реконструкция церквей в России началась с конца восьмидесятых годов. На первом этапе выполнение всех работ осуществлялось только усилиями верующих. Сегодня, хотя пошло уже двадцать лет, проблемы, по сути, остались те же.

«Сейчас на уровне Святейшего патриарха и правительства России обсуждается вопрос о передаче в собственность тех зданий, которые ранее принадлежали церкви, – рассказывает заведующий Вятским Епархиальным архивом отец Андрей (Андрей Дудин). - Но процесс этот неоднороден и сложен. Во-первых, в настоящее время церковь не способна восстановить самостоятельно все ранее существовавшие у нее храмы. Строительство их продолжалось на протяжении не одного столетия, поэтому реконструировать в течение нескольких лет невозможно. Во-вторых, сейчас многие здания заняты различными учреждениями и организациями, некоторые используются под жилье».

Действительно, так называемых «обезглавленных» (с них сняты купола) домовых церквей в городе и по сей день немало. В них располагаются жилые и производственные помещения, различные организации. В этом и проблема, так как в случае передачи этих объектов необходимо учесть интересы всех собственников. Поскольку решение этого вопроса требует больших финансовых затрат, на скорые результаты можно только надеяться. РПЦ здесь выступает стороной потерпевшей и поэтому ожидает встречных шагов со стороны государства.

Однако возвращение объектов, расположенных непосредственно в черте города, о передаче которых вопрос еще не решен, - это лишь одна сторона медали. Существуют и другие проблемы, совсем иного порядка. Связаны они с теми монастырями и церквями, которые уже переданы РПЦ. Дело в том, что вследствие экономических реформ, проводившихся в стране последние два десятка лет, некоторые населенные пункты стали не жилыми, или численность населения в них резко сократилась. О жизни, некогда там кипящей, напоминают только полуразвалившиеся дома и величественные, но изрядно потрепанные временем храмы.

«Таких примеров очень много, - рассказывает отец Андрей, - скажем, село Анкушино Юрьянского района, в котором никто не живет, а храм стоит до сих пор. Хотя многие такие церкви являются уникальными памятниками и истории, и культуры, и архитектуры, потребности в них, как в действующих, сейчас нет».

Государственная поддержка.

Сохранению подобных памятников способствует государство. Однако тут также существуют определенные трудности. Для того, что бы рассчитывать на государственную поддержку необходимо выполнение ряда условий.

«Существует федеральная программа, где Патриархия выступает генеральным заказчиком, - объясняет Андрей Дудин. - По этой программе формируются списки тех храмов, монастырских ансамблей, на которые впоследствии выделяются средства из федерального бюджета и далее ведутся реставрационные работы. К сожалению, попасть в эту программу может далеко не каждый храм. Необходим почтенный пакет документов. А самое основное - храм должен являться архитектурным памятником федерального значения. Но у нас большинство церквей являются памятниками местного значения».

Из вятских культурно-исторических объектов статус исторического памятника общенационального уровня имеет только Вятский Успенский Трифонов монастырь. Реставрационные работы жемчужины земли вятской ведутся не одно десятилетие.

Поруганные святыни.

Не все церкви в Кирове были уничтожены после революции. Часть из них сохранилась и образует первую группу поруганных святынь.

«На территории города, - говорит отец Андрей, - существует несколько домовых церквей. Горожане их просто не замечают, так как они обезображены. Например, Екатерининская церковь Мариинской женской гимназии – это школа №22 рядом с Театральной площадью. Сейчас она передана верующим, и вскоре здесь снова будет восстановлен храм. На Урицкого, 38 (возле Гагаринского парка) находилась церковь Святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Ныне здание принадлежит факультету механизации Вятской сельскохозяйственной академии. Еще можно назвать Благовещенскую церковь, в которой сейчас находится Художественный музей на углу улиц К.Маркса и Дрелевского.

Также особый интерес представляет Казанская церковь при доме трудолюбия. Этот храм освящал в 1904 г во время своего визита на Вятскую землю святой праведник Иоанн Кронштадтский. В ее здании сегодня располагается протезный завод на улице Карла Маркса».

Вторую группу, более значительную, составляют соборы и церкви, которые были стерты с лица земли большевиками. Об их прошлом существовании сейчас уже мало что напоминает.

«Александро-Невский мужской монастырь, располагавшийся в районе Филейки, уничтожен полностью, - продолжает собеседник. - От него сохранился только небольшой каменный двухэтажный корпус. Также мало кто знает, что новое здание УВД сейчас стоит на месте Доностефановской церкви. А на руинах одной из самых первых каменных церквей нашего города, Владимирской, построенной в 1705 году, ныне находится кинотеатр «Октябрь». В Александровском саду, где была Пятницкая церковь, сейчас волейбольная площадка, а с недавнего времени, по-моему, пивной ларек. Вот такая своеобразная дань нашим предкам. И нельзя не отметить Всехсвятскую церковь, она стояла там, где сейчас находится здание правительства Кировской области».

И в самом деле, «свято место пусто не бывает». Всего же в городе до революции существовало 56 храмов и часовен, лишь ничтожная часть из них сохранилась до наших дней.

Земельный вопрос.

Как известно, Патриарх Московский и Всея Руси Алексий Второй, выступает за возвращение земель, некогда принадлежащих церкви. Правда, со слов Верховного Владыки, о реституции, то есть о безвозмездном возвращении всей утраченной, а это около трех млн. гектаров земли, речь не идет. Вернуть намереваются только те участки, которые могут использовать монастыри в качестве сельскохозяйственных угодий для удовлетворения собственных нужд. По словам Патриарха, нужно вернуться к тому отношению к земле, которое было раньше, когда ее называли «матушка-кормилица».

«Я полностью согласен со Святейшим, - говорит отец Андрей. - Действительно, крупные монастыри, в которых есть коровники, конюшни и т.д., должны располагать достаточными земельными ресурсами. В Кировской области нет подобных монастырей, и проблемы этой пока нет. Не исключено, что она появится в будущем. Но вопрос о возможности безвозмездного предоставления церкви земельных наделов надо решать сейчас. Он, в принципе, решаем, поскольку земли у нас необработанной и необрабатываемой более чем достаточно… Раньше при каждом храме была определенная территория. Она должна быть возвращена церкви, и не только потому, что есть необходимость размещения на ней хозяйственных построек. Не многие знают, что до восемнадцатого века всех усопших городских жителей хоронили на территории церкви. Так что земля эта - святая, в известном смысле. На ней покоятся предки многих наших вятчан».

Александр ВАГНЕР

InvestorKirov.Ru |ArendatorKirov.Ru


25 Июня 2008 11:30
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей