Приватизация в России: попытка «номер два»

Приватизация в России Приватизация в России

Российские властиприступили к выполнению обещаний, данных в пылу предвыборной президентской кампании. Одним из масштабных структурных проектов в экономике является новая программа приватизации государственных активов, которая призвана вдохнуть вторую жизнь в госпредприятия. Если, конечно, не будут повторены ошибки «первой волны» приватизации, итогом которой стала деиндустриализация, появление олигархов и обнищание «низов». Риск такого сценария и сегодня достаточно высок.

Игорь Зуев, эксперт латвийского банка Rietumu

Нынешняя волна приватизации вполне сравнима по своим масштабам с первой, накатившей в начале 90-х, сразу после распада СССР. На этот раз она затронет ряд важнейших для России отраслей, и уже вызывает горячие споры как в экспертных кругах, так и среди чиновников.

В рамках проекта планируется реализовать госимущество примерной стоимостью в 100 млрд. долларов. Высшее руководство страны поспешило заявить о стремлении не повторить ошибок «шальных девяностых» и провести продажу госсобственности наиболее прозрачным, справедливым и выгодным для страны способом. Вопрос в том, не разойдутся ли эти благие намерения с делом на практике?

Первая волна: провал «бизнеса по-русски»

14 августа 1992 года президент Борис Ельцин подписал указ № 914 «О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации». С этого момента начался первый этап приватизации, который получил название «ваучерного» или чекового. «Отцам» этого этапа предстояло решить непростую задачу – передать в частные руки госпредприятия, равномерно распределив эту собственность между гражданами России.

Планировалось приватизировать 25 тыс. единиц госактивов, взяв их балансовые данные за 1984 год, и поровну распределить их между 150 млн. граждан, проживающих на тот момент в стране. Так возникла номинальная стоимость ваучера в 10 000 рублей (24 доллара по курсу конца 1992 года). Получив ваучер, каждый, включая пенсионеров и младенцев, мог распорядиться этой бумагой следующим образом: обменять на акции своего предприятия, поучаствовать в чековом аукционе, купить акции чекового инвестиционного фонда (ЧИФ) или просто продать. Выдача ваучеров населению происходила в обстановке ажиотажа: люди часами стояли в очередях во всех отделениях Сбербанка. Притом за получение каждого ваучера необходимо было еще заплатить 25 рублей (0.06 доллара).

В первых рядах приватизируемых оказались владимирский завод «Автосвет», струнинский хлопчатобумажный комбинат «Октябрь», пермский «Моторостроитель» и ряд других. В дальнейшем приватизационная цунами просто накрыла страну. Если в декабре 1992 года аукционы проходили только в восьми регионах России, то в мае 1993 года – уже в 70. К концу апреля их состоялось более тысячи, и были проданы акции таких крупных предприятий, как Волгоградский и Владимирский тракторные заводы, «Ростсельмаш», ЗиЛ, «Уралмаш». В дальнейшем в среднем в месяц проходило около 500 аукционов. В частные руки были переданы и объекты так называемой малой приватизации (магазины, кафе, рестораны и т.п.). Этот процесс завершился к концу 1994 года.

При этом даже идеологам приватизационной программы было очевидно, что самостоятельно граждане России не сумеют стать хозяевами собственной страны. Помочь им были призваны чековые инвестиционные фонды, которые были призваны стать основой для создания в РФ рынка коллективных инвестиций. Инициатива вызвала живой интерес: в 1994 в году в стране действовало 662 ЧИФа, а их акционерами стали около 25 млн. человек – более 16% населения. Однако основанная масса попросту не знала, что делать с ваучерами, и, кроме тех, кто вложился в ЧИФы и 40 миллионов тех, кто приобрел акции предприятий, остальные их просто продали.

Первая волна приватизации ознаменовала собой начало перехода к рыночной экономике и возникновение института частной собственности. Однако ее практика и реальные результаты по сей день вызывают споры. Приватизация проводилась в крайне сложной обстановке – экономической, финансовой и политической; государство было слабым, его институты не работали, различные ветви власти находились в конфронтации между собой, что затрудняло создание правовой базы и общее управление реформами.

На момент начала приватизации государство было не способно эффективно контролировать свою собственность, массовым явлением при этом стала «спонтанная» приватизация, когда контроль над предприятиями брали их директора, ориентированные на «обналичивание» ресурсов или на быстрое получение прибыли. Пожалуй, главной проблемой приватизации «по-русски» было слабое государство, которое оставалось таким на протяжении всех 90-х годов.

Залоговые аукционы: государство начинает и проигрывает

Эпилогом первой полны приватизации можно считать залоговые аукционы, которые было решено провести в 1995 году – с целью пополнить казну за счет кредитов, выдаваемых под залог государственных пакетов акций нескольких крупных компаний (таких как «ЮКОС», «Норильский никель», «Сибнефть»). Правительство кредиты не возвратило; таким образом, пакеты акций перешли в собственность кредиторов. Сумма средств, которые должно было получить правительство, составляла около 1,85 % доходной части федерального бюджета.

На залоговых аукционах были выставлены акции 12 крупных компаний, а от их продажи было получено 5,1 трлн. рублей (1,4 млрд. долларов по курсу 1995 года). В 2004 году Счетная палата признала, что эта часть приватизация была проведена с рядом нарушений, в частности, цены были явно занижены, а конкурс практически отсутствовал. Не редки были случаи, когда предприятия покупались на деньги, взятые в кредит у самого государства.

Именно к этому этапу приватизации относится наибольшее количество нынешних нареканий и призывов пересмотреть ее итоги. Одной из основных ошибок считается неправильное проведение аукционов по продаже, которые организовывались самим покупателями. В ходе нынешнего этапа приватизации эти ошибки уже учтены, и конкурсы проводят привлеченные государством инвестбанки и другие агенты.

На подходе «новая волна»

До 1 сентября с.г. на продажу были выставлены примерно 200 мелких и средних компаний. Завершается подготовка к продаже и более крупных предприятий. Среди них 25% «Апатита», 100% «СГ-Транса», 55% Ванинского морского торгового порта и по 25,5% Мурманского морского торгового порта, авиакомпании «Сибирь», Архангельского тралового порта и ТГК-5. Из этого списка на стадии завершения находится сделка по продаже акций «Апатита», обладателем которых стала компания «Фосагро». Это те пакеты, которые в принципе на сегодняшний день уже готовы к продаже и могут быть реализованы в короткие сроки. По некоторым их них уже состоялись первые раунды аукционов. Совсем недавно был реализован и госпакет в Сбербанке. За 7,58% обыкновенных акций государство выручило 5,1 млрд. долларов. На очереди продажа 25,5% доли во втором крупнейшем госбанке – ВТБ.

Масштабный план приватизации рассчитан до 2016 года, года будут проданы блокирующие и контрольные пакеты в крупнейших корпорациях. Кроме того, в настоящее время завершается подготовка семи крупных сделок с участием назначенных правительством инвестиционных консультантов. Всего только в 2012 году будут проданы 300 предприятий, находящихся в госсобственности. Также предполагается продать доли в 960 акционерных обществах.

Доходы от приватизации в этом году ожидаются на уровне 300 млрд. рублей (9,7 млрд. долларов), а по расчетам Минфина, сумма может достичь и 380 млрд. рублей (12,3 млрд. долларов) – 4% от поступлений в бюджет в 2012 году.

Список компаний и пакетов, намеченных к продаже, правительство утвердило, приблизив сроки приватизации, по сравнению с прежними планами, на один год – с 2017 г. до 2016 г. Некоторое ускорение приватизации – положительный фактор, который должен повысить инвестиционную привлекательность, как отдельных компаний, так и экономики в целом.

В целом планы приватизации предусматривают к 2016 году полное устранение государства от контроля в банке ВТБ, «Россельхозбанке», «Росагролизинге», «Совкомфлоте», «Шереметьево», «Аэрофлоте», ОЗК («Объединенная зерновая компания»), «Алросе», «Русгидро», «Зарубежнефти», «ИнтерРАО» и «Роснефти».

Чтобы оставить у государства рычаги контроля над наиболее важными секторами экономики, Владимир Путин одним из первых своих указов 22 мая включил в перечень стратегических активов госпакеты в «РусГидро» – 60,38%, ФСК («Федеральная сетевая компания») – 79,55%, холдинге МРСК («Холдинг межрегиональных распределительных сетевых компаний») – 53,69% и «Системном операторе» – 100%, а также одну акцию «Роснефти» (остальными 75,16% государство владеет через «Роснефтегаз»). Это не означает запрета на приватизацию, но требует отдельного президентского разрешения на уменьшении доли государства в уставных капиталах этих компаний.

Стоит отметить, что точного графика продаж и описания продаваемых долей до сих пор нет –по ряду причин. Среди них нежелание отдавать привлекательные активы «за бесценок», как это было на залоговых аукционах. Правительство России явно не намерено спешить, реализуя программу приватизации «любой ценой» и брать на себя невыгодные обязательства.

По дороге, мощеной благими намерениями

Государственная программа приватизации, принятая Верховным Советом РФ в июне 1992 года, провозглашала самые благие намерения: повышение эффективности деятельности предприятий, создание конкурентной среды и содействие демонополизации народного хозяйства, привлечение иностранных инвестиций, социальная защита населения и развитие объектов социальной инфраструктуры за счет средств, поступивших от приватизации, содействие процессу финансовой стабилизации РФ.

Что же в итоге вышло из всего этого? Приватизация способствовала деиндустриализации страны, значительному сокращению объемов производства в легкой и обрабатывающей промышленности, обогащению одних и резкому обеднению других. Сегодня около 80% граждан России продолжают считать приватизацию нечестной и готовы в той или иной степени к пересмотру ее итогов.

Сейчас российское руководство заявляет о максимальной открытости и прозрачности в процессе нынешнего этапа приватизации госактивов. Однако последние примеры продажи государственных долей в «Объединенной зерновой компании» (50% минус одна акция), «Апатите» (20%) и порту «Ванино» (55%) наводят на мысли о том, что процесс приватизации и на этот раз не пройдет гладко. Проведение аукционов по продаже консультантами в лице инвестбанков не дает гарантий, что сделка будет максимально выгодной для государства. Порой на покупателей пакетов госактивов налагаются требования, которые не позволяют участвовать в аукционе многим потенциальным покупателям. Поэтому с экономической точки зрения, возможно, было бы разумнее провести IPO госпакетов для получения большей суммы и «размыть» акционерный капитал.

Главным итогом крупномасштабной приватизации должно стать формирование экономики иного формата с гораздо меньшим участием государства в экономической жизни. Это касается не только крупнейших предприятий, но и сотен малых компаний в самых различных секторах. В результате нового этапа в бюджет должны поступить значительные средства, а инвестиционная привлекательность России – резко повыситься. Кроме того, увеличение относительного объема акций компаний, находящихся в свободном обращении, повлечет за собой увеличение доли России в индексе MSCI Emerging Markets.

Но вопросов, по-прежнему, остается предостаточно: какие механизмы будут применяться при организации аукционов, как будет отбираться компания, которая проводит аукцион, почему аукционы проходят за закрытыми дверями, какие планы имеются у инвесторов по развитию приобретенных активов? Серьезным риском является и создание частных монополий на базе приватизируемых пакетов.

Теоретические плюсы от грядущей волны приватизации очевидны. Таковыми они в теории были и в 1992 году. Но для того, чтобы эти ожидания оправдались на практике, необходимо избежать повторения ошибок, допущенных на заре этого процесса.  


25 Сентября 2012 13:06
Источник: Rietumu

Читайте также:





Архив новостей