Консалтинговая компания Indriksons: Инвестиции в лес или как сделать деньги из воздуха

Indriksons      Indriksons

Неожиданный поворот произошел со старой как мир инвестицией в леса после подписания Киотского соглашения. Инвестиции в леса существуют на протяжении столетий: на Западе можно либо купить участок, на котором выращивается древесина, либо инвестировать в него через фонд. Такая инвестиция приносит 7-8 % годовых, при этом падений в этом секторе не бывает даже во время финансовых кризисов. О том, как на Западе делают деньги из воздуха, рассказывает Игорь Индриксонс, управляющий инвестициями, основатель консалтингового портала Indriksons.ru.

Данный вид инвестиций весьма популярен среди институциональных инвесторов: так, в портфеле пенсионного фонда лесной актив может занимать 3-8 %. За 20-летний период показатели доходности от инвестиций в леса превзошли финансовые рынки. В США доходность от инвестиций в леса за 21 год составила 14,9 % годовых. Компании, торгующие лесом, также получают право на продажу карбоновых (углеродных) кредитов. В рамках Киотского протокола большинство промышленно развитых стран согласились на сокращение выбросов парникового газа. Карбоновый (углеродный) кредит продается на бирже, его можно купить, если государство израсходовало свой допустимый лимит на выбросы углекислого газа. Углеродные кредиты дают право на выброс одной тонны эквивалента диоксида углерода. Соответственно, если компания превышает лимит, то она может компенсировать вред, приобретая углеродный кредит. А те, кто сокращает выбросы, могут получить углеродные кредиты с правом их дальнейшей перепродажи. По прогнозам, спрос на карбоновые кредиты составит 1,6 млрд тонн к 2020 году.

Однако для инвесторов в лес после подписания Киотского протокола карбоновые кредиты приобрели новое значение. «Они в буквальном смысле начали делать деньги из воздуха, — говорит Индриксонс. — Стали появляться специальные комиссии, занимающиеся оценкой лесов, флоры и фауны и на этом основании выписывающие кредиты. Но аппетит приходит во время еды. Если первоначально возникли компании, которые занимались вполне естественным улучшением флоры и фауны, то есть удобрением почвы, заселением лесов животными, птицами, то затем на смену им пришли устроители своеобразных "потемкинских лесов". Эти компании специально для оценщиков привозили белочек и кабанчиков и рассаживали по участку. Однако если у вас большой участок, например, 10 га, то вся эта живность легко может сбежать, что она успешно и делала. Тогда произошел новый виток: предприимчивые компании стали кормить животных специальным кормом, вызывающим привыкание, чтобы они не сбежали. В итоге в США и Канаде проверяющие обнаружили такую концентрацию живности на этих участках, какой в природе быть не может. На этом они и погорели».

Что интересно, отмечает эксперт, подобные методы добрались и до Москвы и других российских городов-миллионеров. «В богатых загородных поселениях (например, в районе Рублевки) жителям стали предлагать устроить на участке собственный национальный парк в миниатюре, то есть сделать так, чтобы снегири не улетали, а зайцы и белки не убегали. Конечно, многие, особенно те, у кого растут дети, покупались на эту идею — кормить животных с руки. К сожалению, люди не подозревали, что животных для удержания пичкают наркотиками», — заключает И. Индриксонс. 


10 Декабря 2012 13:03
Источник: Indriksons

Читайте также:





Архив новостей