Как замолить грехи рублем

Как замолить грехи рублем Как замолить грехи рублем

31 декабря 2007 года в России заканчивается кампания по упрощенному декларированию доходов граждан. То есть с боем курантов прекратится действие так называемой налоговой амнистии. Стартовавшая 1 марта 2007 года кампания не может похвастаться высокой результативностью. По данным Федерального казначейства, к 1 декабря 2007 года граждане легализовали немногим более 5 млрд рублей, заплатив за это в бюджет 611 млн рублей.

Вчера сразу несколько высокопоставленных российских чиновников в рамках пресс-конференции в Счетной палате предприняли попытку убедить несознательных налогоплательщиков поторопиться и в оставшиеся до окончания амнистии две недели все-таки явиться в банки с деньгами, достаточными для того, чтобы купить у государства индульгенцию за прегрешения, выразившиеся в недоплате налогов.

Но главный аргумент вчера предъявлен не был. Нераскаявшиеся должники бюджета, выявленные налоговой службой, должны быть готовы к тому, что перед ними опустится железный занавес. И они уже сегодня могут пополнить ряды невыездных алиментщиков и тех, кто задолжал банкам за предоставленные потребительские кредиты.

Молчаливая амнистия

"Предлагаем индульгенцию. Недорого. Всего 13%". Такое объявление вполне могло бы стать официальным слоганом информационной кампании по популяризации налоговой амнистии в массах. Однако замминистра финансов Сергей Шаталов озвучил его только вчера, объяснив практически полное отсутствие рекламной и разъяснительной работы с гражданами (по данным ВЦИОМа, 58% населения России вообще ничего не знает об амнистии) тем, что у налоговой амнистии были другие идейные вдохновители. В ответ замначальника экспертного управления президента Станислав Воскресенский (именно президентская администрация является тем самым вдохновителем) заметил, что ликбезом все-таки должно было заниматься правительство. В частности, Минфин. Функции арбитра в этом споре был вынужден взять на себя глава Счетной палаты Сергей Степашин, заявивший, что готовит новогодний подарок гражданам и в оставшиеся две недели постарается компенсировать прокол нашей власти с тем, чтобы налогоплательщики смогли бы как можно больше узнать об амнистии и понять, что она адресована именно им.

Последний шанс

"Это чрезвычайно либеральный закон. Другого шанса попасть под налоговую амнистию государство может и не предоставить. Есть прямой смысл поучаствовать в кампании, так как в ближайшее время начнет действовать мониторинг всех сделок с наличными на суммы свыше 600 тысяч рублей", - тут же с явной угрозой приступил к агитации Степашин.

Напомним, сейчас на рассмотрении в Госдуме находятся соответствующие правительственные поправки в закон "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма". Глава Счетной палаты также предупредил, что в настоящее время готовятся поправки в российское законодательство, которые обяжут чиновников и членов их семей не только декларировать свои доходы, но и объяснять налоговым органам, откуда у них деньги на покупку дома, квартиры или футбольного клуба. Как пояснил Сергей Шаталов, других ужесточений законодательства в части контроля за доходами или расходами рядовых граждан пока не планируется.

"Замолить грехи"

Окончательно убедить граждан не только в привлекательности, но и, главное, в безопасности их участия в налоговой амнистии постарался первый заместитель генпрокурора Александр Буксман. По его словам, по всем нижестоящим прокуратурам было разослано письмо, целью которого было не допустить перекосов в ходе реализации права граждан на амнистию. Буксман объяснил, что если в отношении налогоплательщика начинается проверка или возбуждается уголовное дело, то в случае его участия в декларационной кампании дела и проверки прекращаются на основании пункта 2 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса "Отсутствие в деянии состава преступления". По словам Буксмана, ни одной жалобы на отказ в прекращении уголовного дела в рамках налоговой амнистии от граждан в Генпрокуратуру не поступало.

Участвовать в кампании не могут лишь те, в отношении кого уже имеется вступивший в законную силу обвинительный приговор по статье за неуплату налогов. "Впервые государство дало возможность замолить грехи порядочным людям, которые чувствуют за собой вину", - внес свою лепту в дело агитации Буксман. "Налоговая амнистия в России уникальна. Она не преследует фискальные цели и мобилизацию средств в бюджет. У нее философский смысл - дать гражданам возможность начать жизнь с чистого листа", - поддержал его Воскресенский.

Амнистируемые неизвестны

Сведения о том, сколько именно человек уже приняли участие в кампании, покрыты тайной. По словам Воскресенского, все дело в том, что эта информация нигде не сводится. Банки, где, собственно, и происходит акт прощения путем уплаты декларационного платежа, передают в казначейство лишь информацию об общих суммах, перечисленных налогоплательщиками, а не о численности таких платежей. "Это сделано для того, чтобы как можно лучше защитить информацию об этих людях и их количестве", - пояснил Степашин. Однако косвенные доказательства того, что число покаявшихся пока невелико (и поступления от амнистируемых в бюджет тоже довольно скромные), есть. К примеру, в Ставропольском крае сумма уплаченных участниками кампании декларационных платежей немногим превышает 13 млн рублей. Однако эта сумма появилась в отчетах Федерального казначейства еще в первые недели декларационной кампании в марте 2007 года и с тех пор практически не изменилась. Напрашивается вывод о том, что, скорее всего, ее внес один человек, легализовавший таким образом 100 млн рублей.

Тем не менее все выступавшие рассчитывают, что в оставшиеся до конца 2007 года дни процесс налоговой амнистии заметно активизируется. И приводят примеры других стран, такую акцию уже проводивших. В частности, по словам Воскресенского, в Казахстане 90% легализованных в ходе аналогичной кампании сумм граждане задекларировали в последние три дня ее действия.

Так что у российских налогоплательщиков, желающих очиститься от старых налоговых прегрешений, еще есть время. Для того чтобы получить индульгенцию от государства и освободиться как от уголовной, так и от административной ответственности в пределах легализованных сумм в будущем (не задекларированные ранее деньги должны быть получены до 1 января 2006 года), им надо заплатить в любом банке, входящем в систему страхования вкладов, 13-процентный декларационный платеж. Легализовать таким образом можно любые доходы, с которых ранее не был уплачен подоходный налог (к примеру, при продаже автомобиля или другого имущества), а для индивидуальных предпринимателей еще и единый социальный налог. Квитанция об уплате декларационного платежа и есть та самая индульгенция, которую нужно хранить до 1 января 2012 года (уголовный срок давности за неуплату налогов составляет шесть лет).

Принято считать, что налоговое законодательство в России нарушал практически каждый предприниматель. Почему же нет очереди из желающих купить индульгенцию?

Тельман Гдлян, президент Всероссийского фонда прогресса, защиты прав человека и милосердия, старший следователь по особо важным делам при генеральном прокуроре СССР в 1982-1990 годах:

Многолетний беспредел в правовой области, связанный прежде всего с экономикой, привел к тому, что люди перестали бояться закона. На сегодня закон хотя и существует, но не работает. Потому что у каждого мало-мальски, так сказать, уже обосновавшегося предпринимателя есть своя «крыша», заменяющая закон. Предприниматель платит не в казну государству, а "крыше", отдает в "общак". Чуть что - и сразу же берет ноги в руки, и бегом к радетелю-взяточнику чиновнику. И поскольку сам чиновник в свою очередь зависим от этой капельницы мздоимства, то он сделает все для того, чтобы проштрафившийся бизнесмен не понес заслуженной ответственности. Все это и привело к развращению психологии всего нашего бизнес-класса от мала до велика.

Государство объявило: «Господа, амнистия. Платите - и не будет никаких последствий независимо от суммы присвоенного». Господин Степашин на всю Россию заявляет о том, что сотни тысяч предпринимателей внесли в казну государства смешную сумму - всего-навсего 600 млн рубликов. Это ли не издевательство? Но опять же свидетельствует оно о недоверии к правоохранительным органам и доверии к "крышевателям".

Если господа из Кремля или из Госдумы будут надеяться, что за счет этих неправовых и нелегальных доходов огромной части предпринимателей пополнится казна государства, то они ошибаются. Пора браться за законы, и каждому, кто заслужил, воздать должное. И надо в конце концов уйти от призывов к совести и порядочности. До тех пор пока не будет работать палка, пряник не поможет. Мы слишком далеко ушли, чтобы сейчас такими пряничными методами восстановить правопорядок в этой области.

Карен Шахназаров, кинорежиссер, гендиректор киноконцерна "Мосфильм":

А их разве продают? Но у нас вся система с 1991 года уже столько раз менялась, что очень трудно понять: где, кто, чего и когда нарушил. Думаю, что у очень многих есть ощущение, что они вообще никогда и ничего не нарушали. Но недоверие к государству все равно присутствует, потому что оно все время меняло правила игры.

Александр Михайлов, замдиректора Госнаркоконтроля, начальник Центра общественных связей в 1993-1996 годах, генерал-майор:

Потому что у России наличие законов компенсируется их неисполнением. Кто мог заплатить эти налоги, уже заплатил. А те, кто не заплатил, видно, так деньги отмыл, что уже и концов не найдешь.

И вообще я плохо себе представляю этот механизм. Допустим, что человек даже пришел и заплатил. Но вдруг ему сейчас начнут крутить кино назад и скажут: заплатить-то ты заплатил, но не совсем...

Давид Якобашвили, председатель совета директоров компании «Вимм-Билль-Данн Продукты питания»:

Нарушали не столько предприниматели, сколько чиновники. У бизнесмена, который хочет заплатить налог, есть тысяча различных вариантов это сделать и не подпадать под такую индульгенцию, которая всегда может возвратиться назад и после которой могут начать копать. Главным же должно быть то, что чиновники могли бы задекларироваться. Но ведь ни один госчиновник не понес деньги и не задекларировал, а это и есть самая большая беда!

По-моему, должно быть, как в Казахстане, когда все чиновники принесли деньги и задекларировали. Причем все документы по ним сжигались - и потом к ним никогда никто не обратится - вот что главное.

А бизнесмены и так с удовольствием платят все налоги, чтобы еще спокойнее спать. Потому что к бизнесмену всегда можно найти какой-то подкоп и начать копать дальше по всяким непонятным поводам. А кто не платит и не хочет платить, тому хоть индульгенцию давай, хоть что, пишет "ГАЗЕТА".


18 Декабря 2007 09:54
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей