Запретный хлеб сладок

Запретный хлеб сладок Запретный хлеб сладок

С наступлением крещенских морозов вывоз российской пшеницы за границу прекратится. Председатель правительства Виктор Зубков подписал постановление, позволяющее запрещать экспорт зерна. Это решение продиктовано опасением, что страна может остаться без хлеба и кормов, если вывоз в первые месяцы нового года продолжится в том же энергичном темпе, что и осенью.

Парадокс, но в стратегической перспективе именно активная торговля продовольствием на мировом рынке позволит развивать отечественное сельское хозяйство и укреплять геополитическое влияние России.

Очевидно, именно преследуя эти цели, правительство прислушалось к двум основным предложениям Российского зернового союза. Во-первых, принято решение именно запретить продажу зерна за рубеж. Такие действия государства воспринимаются на мировом рынке как "обстоятельства непреодолимой силы". И позволяют экспортерам сохранить лицо и деньги.

Но если бы правительство вместо запрета предпочло заградительные пошлины, то торговцам пришлось бы выполнять контракты в убыток себе.

О возможном прекращении экспорта зерна в январе-феврале министр сельского хозяйства Алексей Гордеев начал предупреждать бизнес, кажется, еще в августе. Тогда мировые цены взлетели примерно вдвое. За ними подскочили и внутрироссийские. В преддверии запрета экспортеры побили рекорд продаж, только в октябре вывезли 3,1 миллиона тонн зерна. Причем наши собственные порты позволяли отгружать не более двух миллионов тонн зерна в месяц, поэтому вывоз шел и через Украину. В общем, все торопились продать как можно больше и как можно быстрее.

В начале декабря Алексей Гордеев назвал окончательный порог экспорта: 12,5 миллиона тонн. Столько, по его мнению, можно продать за границу без ущерба для внутреннего потребления. По всем прогнозам такой объем и будет вывезен к последней декаде января. Второе предложение РЗС, принятое правительством: запрет будет действовать до конца апреля. А это значит, что остается открытым так называемое "окно экспортных возможностей". В мае-июне, когда владельцы зерна активно освобождаются от прошлогодних запасов в ожидании нового урожая и цена, как правило, падает, международные торговцы при благоприятной конъюнктуре смогут снять излишки с рынка и таким образом поддержать цены.

Вице-президент РЗС Александр Корбут считает, что, если бы запрет на экспорт был введен на более длительный срок, внутренние цены в России неминуемо упали бы. Просто из-за снижения спроса. Но теперь владельцы зерна будут придерживать какую-то его часть в надежде подороже сбыть ближе к весне.

Высокие цены, по идее, должны воодушевить растениеводов. Осенью дороговизна зерна уже подвигла крестьян увеличить посевы озимых на два миллиона гектаров. Возможно даже, что под плуг пойдет часть из заброшенных в девяностые годы 20 миллионов гектаров пашни. И если страну не потрясут метеорологические катаклизмы, то урожай следующего года, по мнению экспертов, может достичь 88-90 миллионов тонн против 81-82 миллионов тонн в этом году.

Впрочем, в недалекой перспективе, полагает Алексей Гордеев, в России будут производить все 100 миллионов тонн. Хотя в последние советские времена урожай в РСФСР бывал и больше - 120 миллионов тонн.

Таковы перспективы. А хватит ли нам зерна в этом году? Однозначно ответить на этот вопрос не так просто.

Как и другие секторы экономики, зерновой бизнес частично находится в тени. Размеры скрытых урожаев неизвестны, но весной, бывало, как черти из табакерки, на рынок выскакивали шесть миллионов тонн зерна. Столько в этом году планирует экспортировать Аргентина. Однако с укреплением вертикали власти и приближением выборов ярче стала проявляться противоположная тенденция - приписки.

"Какое стремление возобладало в этом году - скрыть или отрапортовать, - еще неизвестно", - считает Сергей Шаховец.

Но с кучей оговорок и допущений можно сказать: в России есть 88-90 миллионов тонн зерна - 81-82 миллиона тонн нового урожая плюс переходящий с прошлого года запас.

Между прочим, Россия не только продает, но и закупает зерно. Например, на корм скоту - кукурузу и сою, которых у нас не хватает. И на перепродажу - казахстанскую пшеницу, когда она дешева. Но в сумме объем импорта не превышает обычно 2 миллионов тонн.

Расходная часть баланса лишь немногим ясней. Но даже по самым нескромным прикидкам получается, что внутренние потребности России не превышают 70 миллионов тонн. Значит, если за рубеж действительно будет продано не больше 12,5 миллиона тонн зерна, останется еще 7 миллионов тонн переходящего запаса.

В результате дефицита зерна в стране, по мнению минсельхоза и РЗС, не будет. Но цены пока останутся достаточно высокими для того, чтобы растениеводам было интересно расширять производство.

Далеко не все согласны с тем, что экспорт остановили вовремя. Многие мельники из-за дороговизны пшеницы были вынуждены уже осенью работать без прибыли, сырье стало дефицитом - так утверждает вице-президент Российского союза мукомольных и крупяных предприятий Николай Рыбаков. Зерновые интервенции, организованные исключительно для мукомолов, по мнению эксперта, не исправили ситуацию. Он считает, что экспортный потенциал России ниже упомянутых 12,5 миллиона тонн. Поэтому экспорт уже нанес урон внутреннему рынку. И, если бы вывоз зерна продолжался и в феврале, страна к весне осталась бы без хлеба.

Мельники резонно утверждают, что продавать за рубеж выгоднее муку. На это, правда, у Сергея Шаховца из РЗС есть контрдовод: чтобы это стало возможно, нужно переломить некоторые традиции хлебопечения в странах-покупателях и их стремление загрузить собственные мельницы. На это потребуется как минимум время.

Животноводы винят в росте цен на корма мировой спрос на нашу пшеницу. И справедливо говорят, что, если "пропустить" зерно или через курицу, или свинью, или корову и продать мясо, прибыль в итоге окажется минимум вдвое больше, чем при торговле сырьем.

Сторонники торговли зерном отвечают: Россия - производитель самого дорогого навоза в мире, научитесь расходовать меньше корма для производства килограмма мяса.

По неофициальным данным, даже после двукратного повышения цен на пшеницу современные фермы в нашей стране работают с прибылью. Но их пока сравнительно немного. Отсталым технологиям дорогое зерно грозит гибелью.

Государство, по сути дела, стояло перед выбором. Можно было быстро сбить цены, запретив или жестко ограничив экспорт еще осенью. Тогда и мельники, и даже самые неэффективные животноводы были бы первое время довольны. Однако не позднее следующей осени у нас в стране возник бы дефицит зерна.

Нечто подобное два года назад предприняло правительство Украины. Вывоз зерна там прекратили с треском - задержали пароходы в портах, уволили чиновников. И что в итоге? Посевные площади сократились. На оставшихся пшеничных полях крестьяне стали экономить на удобрениях и средствах защиты растений. И разразившаяся засуха нанесла там гораздо больший урон, чем у нас на Кубани и Ставрополье, традиционно ориентирующихся на выгодные экспортные поставки.

Российское правительство избрало иной вариант. Сейчас вывоз остановлен, чтобы все зерно не ушло за границу. Однако возможности для развития экспорта остаются.

Благодаря этому сельское хозяйство будет постепенно укрепляться. А у российской внешней политики появится сильный аргумент, который придется иметь в виду всей планете. В том числе и нашим многочисленным соседям, которых не могут не раздражать наши брошенные пока сельскохозяйственные угодья, сообщает "РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА".


24 Декабря 2007 04:23
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей