Набор высоты прекратить!

Набор высоты прекратить! Набор высоты прекратить!

"В ближайшие месяцы в Москве заработают новые правила застройки, запрещающие возводить высотные здания в исторических районах", - обрадовал москвичей замминистра регионального развития Сергей Круглик.

Напомним, что неделю назад, выступая в Госдуме, министр культуры Александр Авдеев уже призвал "жестко спрашивать" с тех, кто искажает высотными зданиями ценные виды Москвы, в том числе панораму Красной площади. Впрочем, несмотря на гневные окрики сверху, Москва вряд ли сможет быстро остановить "набор высоты".

- Нужно завершить работу по правовому зонированию территории города Москвы, определить градостроительные регламенты, в которых будут утверждаться в том числе такие характеристики, как этажность. И сразу все прекратится, - уверен Сергей Круглик.

Напомним, что градостроительное зонирование - это прописанный в Градкодексе новый подход к формированию будущих стройплощадок. Сегодняшняя ситуация в Москве парадоксальна. С одной стороны, застройщик вынужден обходить огромное число кабинетов, чтобы получить искомый участок и согласовать свой проект.

С другой - несмотря на бюрократический частокол, он может построить все что угодно - примеров тьма. И хотя высота, масштаб, плотность застройки и т.д. и сегодня ограничены нормативами, в их эффективность поверит лишь тот, кто в Москве ни разу не строил.

Какими "аргументами" инвесторы воздействуют на чиновников, догадаться легко - доказать трудно. К тому же застройщики взяли моду прямо по ходу строительства превышать предельные параметры и согласовывать лишние метры.

Новая система в теории кажется более прозрачной. Вся городская земля, за исключением стратегических участков, приватизируется. Затем делится на зоны: жилую, общественно-жилую, промышленную и т.д. После чего построить, скажем, бизнес-центр в жилой зоне будет уже нельзя.

Для каждой зоны устанавливаются регламенты - как раз то, что больше всего волнует население: красные линии, максимально допустимая этажность, плотность (привет пресловутой "точечной" застройке). По окончании этой работы город должен издать Правила землепользования и застройки, из которой инвестор и любой горожанин сможет понять, где и что может быть построено, а где нет.

Затем пригодные для застройки участки выставят на аукцион с уже сформированными предельными параметрами. Например: на данном участке можно построить только жилой дом или административное здание не выше 15 метров.

Понятно, что московскому правительству, для которого строительная отрасль давно стала приоритетной, выгодно заложить максимальный люфт во все эти инструменты, предписанные Градкодексом. При этом ничего лучше общественного контроля за этим процессом законодатель не придумал.

Граждане, интересующиеся судьбой квартала или участка, имеют право принять участие в слушаниях и даже выказать неодобрение проекту, а их представителей должны включить в согласительную комиссию по выработке компромиссного решения. Но это право общественники имеют по городским законам и сегодня. И что с того?

Тем не менее такой подход дает хоть какие-то шансы Москве сохранить подлинное лицо ее исторического центра. Но убедиться (или разочароваться) в этом нам предстоит еще не скоро. Хотя Сергей Круглик и заявил о том, что система правового зонирования появится уже в ближайшие месяцы, придется подождать подольше.

В апреле 2008 года правительство Москвы подвело итоги реализации Генплана. Выяснилось, что на начало 2007 года планами градостроительного зонирования было обеспечено всего 26% территории Москвы. И лишь к 2011 году планируется увеличить эту цифру до 50%. Даже если федералы станут подгонять "москвичей", радикально повысить скорость этой титанической работы не получится.

Есть и еще один нюанс: количество уже заключенных инвест-контрактов на застройку (в том числе высотную, в том числе в центре) так велико, что бесперебойной работы строительным кранам хватит на годы, если не на десятилетия вперед.

"Парижане собирают деньги, чтобы снести башню на Монпарнасе"

Александр Кудрявцев, президент Российской академии архитектуры и строительных наук

- Зачем вводить дополнительные ограничения на строительство высоток? Надо просто соблюдать существующие регламенты. Есть, в частности, генплан, который определяет максимально допустимую этажность новостроек в историческом центре.

В Москве есть 8 исторических панорам, которые законом защищены от изменений и находятся под контролем, в том числе вид на Кремль, на Театральную площадь, на Большой театр, на гостиницу "Метрополь", на Москву с Воробьевых гор.

Но это не значит, что там вообще ничего нельзя трогать, просто все новые объекты, размещаемые в пространствах, так или иначе связанных с исторической панорамой, обязательно должны пройти визуально-ландшафтный анализ.

Вы спросите, откуда тогда берутся неожиданные вертикали вроде "палки" гостиницы на Красных Холмах, которая вклинилась в панораму Красной площади? Это как раз последствия нарушения регламента, когда проекты "проскакивают" мимо определенных ступеней согласования. К сожалению, это пока еще происходит.

Хотя ситуация с небоскребами в Москве принципиально отличается от ситуации со строительством высоток в Санкт-Петербурге. Питер плоский, там всю жизнь сохранялась "небесная линия", и ее взлом - это катастрофа. Москва же стоит на холмах - у нее всегда были вертикальные доминанты, поэтому она проще адаптирует все эти высотные скачки.

Геннадий Холманских,искусствовед

- Конечно, знаменитый фостеровский высотный "огурец" тоже изменил одну из самых известных лондонских панорам, втиснувшись в нее слева от Тауэра. Но вряд ли кто-нибудь даже подумать мог воткнуть что-либо подобное за крышей королевской резиденции - Букингемского дворца. Да никогда! И для парижан центр города - святое.

Недавно здесь объявили подписку, чтобы собрать нужную сумму и избавить город по существу от единственного настоящего здешнего небоскреба (высотный район Дефанс не в счет, он расположен далеко от центра и в силуэте города практически не участвует) - 200-метровой Монпарнасской башни из стекла и бетона.

И ведь соберут, выкупят уродующее парижские панорамы и мозолящее глаза здание у владельцев и снесут, исправив градостроительную ошибку 47-летней давности, пишет "ИЗВЕСТИЯ".

Алексей Клименко,член президиума Экспертно-консультативного общественного совета при главном архитекторе города

- Если не спасти кремлевские панорамы, то хотя бы постараться принести им наименьший вред еще не поздно. Хотя власти ссылаются на то, что проект московского "Сити" давно утвержден, а многие мои коллеги вроде бы смирились с тем, что после драки кулаками не машут, лично я считаю, что в принципиальных для города ситуациях возвращаться к уже решенным вопросам можно и нужно "в связи с вновь открывшимися обстоятельствами".

Никита Шангин, архитектор

- Город, естественно, должен развиваться, но не в ущерб художественности, которая в нем есть. Контрасты возможны, но гармонические, тщательно выверенные.

Масштаб - одно из важнейших качеств в историческом городе, то есть то, что мы привносим в город, должно объемно сочетаться с присутствующим.

Поэтому я категорический противник высотного строительства в историческом городе. Стройте высотные здания в Теплом Стане, Бутове, Медведкове, но только не в пределах Камер-Коллежского вала и не в тех секторах, где строительство этих объектов попадет в исторические панорамы Москвы.

Прогресс не остановишь?

PRO

ОЛЬГА КОРОЛЕВА

Высотное строительство - один из показателей развития науки, техники, технологической мощи страны. А когда за дело берется талантливый архитектор, это еще и красиво, эффектно - например, как высотки Нью-Йорка.

Уже сегодня вид, который открывается на Москву-Сити с площадки Воробьевых гор, потрясает воображение. И лет через 50 Москва будет гордиться деловым центром так же, как гордится сегодня семью сталинскими высотками. Кстати, будь во времена Сталина чуть больше либерализма, вряд ли бы мы имели сегодня эти семь башен.

Высотки - не самые "человечные" дома, аргументируют противники небоскребостроения. Но и Москва не самый "человечный" город для жизни - как, впрочем, и другие столицы мира с их бешеным ритмом.

Хотите жить в провинциальном малоэтажном зеленом городке - ради бога, их в России немало, в том числе и под Москвой. Выбираете жизнь в мегаполисе, так миритесь с тем, что это постоянно растущий, в том числе и вверх, город. Город будущего, а не прошлого.

Пожилые люди склонны ностальгировать по молодости. Но в их время и нынешние пятиэтажки казались гигантами по сравнению с хижинами и землянками. Они же не предпочли жить в землянках... А сегодня все еще стоящий на повестке дня квартирный вопрос просто вынуждает Москву наращивать этажи, снося те самые пятиэтажки, которые когда-то казались нашим бабушкам высотками.

CONTRA

ЮЛИЯ ИГНАТЬЕВА

Символ технического прогресса - стальной каркас в полкилометра, облепленный бетоном? Мне-то думалось, что прогресс - это, к примеру, стеклопакеты, которые сохраняют 80% тепла (как "у них", а не 35%, как у нас), надежное энергоснабжение, шустрый и чистый общественный транспорт, круглогодичная поставка горячей воды в квартиры жителей "города будущего".

Американцы почти 100 лет назад научились строить небоскребы. Надо ли понимать, что наши небоскребы - это символ технического регресса?

Безусловно, эффектным высоткам в Москве есть место. Но не в центре, где и так уже почти не осталось ничего от истории Москвы. Интерес инвесторов к строительству высотных зданий именно в центре понятен - на одном метре здесь можно "наварить" в разы больше, чем на таком же у МКАД. Но при чем здесь прогресс?

Город, вообще-то, это такая специальная территория, где живут люди. А не архитектурные концепции и политические амбиции. И если он "нечеловечен", то это уже не город, а манифест. Или склад использованных идей. Те же, скажем, сталинские высотки.

Как вспомнишь, во что нам обошелся дефицит либерализма, которому мы обязаны появлением этих семи надгробий - так и вправду захочется "в провинцию у моря". "Коль довелось в империи родиться..." Не в землянку, конечно. И не в хрущевку. А в дом, построенный не во имя идей, а для жизни людей. (Уже не Бродский, но в рифму.)

МИРОВОЙ ОПЫТ

Не выше шляпы Уильяма Пенна

Законы хороши тогда, когда они пишутся в один абзац и этот абзац всем понятен. Как, к примеру, в Вашингтоне, где больше двух веков соблюдается закон: ни одно здание в городе не может быть выше Капитолия (55 метров). То есть 10 этажей - можно, а 20 - нельзя.

В Филадельфии новостройка не может быть выше шляпы Уильяма Пенна - фигура этого исторического персонажа венчает одноименную башню на главной площади.

В Петербурге до революции неукоснительно выполнялось требование: строить новые здания в центре не выше карниза Зимнего дворца (23,5 метра). Исключение делалось только для храмов Указом императора.

В Торонто приняли оригинальный закон о социальном жилье. В нем сказано лишь, что каждая, по-нашему говоря, квартира должна иметь отдельный вход с улицы. И все. Про высотность - ни слова. Но каждому понятно, что выше пяти этажей дом не построишь.


10 Июля 2008 11:44
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей