Энергетики падают в мощности

Энергетики падают в мощности Энергетики падают в мощности

Вчера стало понятно, что финансовый кризис затронет не только частные, но и государственные энергокомпании, которые до сих пор не признавались в наличии проблем с финансированием. "Русгидро" сообщила, что вслед за ОАО РЖД может выпустить инфраструктурные облигации для финансирования реализации инвестпрограммы. Государство занимает жесткую позицию в отношении возможности сокращения энергетиками инвестпрограмм. Но эксперты полагают, что объем ввода новых мощностей будет уменьшен. Результатом может стать нехватка электроэнергии и продолжение зимних ограничений энергопотребления.

Инвестиционный разрыв

Сейчас основная проблема всех энергокомпаний — это деньги на выполнение инвестпрограмм. Еще в 2006 году РАО ЕЭС утвердило план, в соответствие с которым до конца 2010 года в стране должно быть введено 34,2 ГВт новых мощностей. Тогда энергохолдинг опирался на прогноз роста энергопотребления на уровне 5% в год, однако довольно быстро уменьшил его до уровня 4%. Фактический рост в 2006 и 2007 годах составлял лишь 2,9%, однако утвержденный объем новых вводов дальше пересматривать не стали. Пока отрасль находилась под контролем государства, никто из пришедших в нее инвесторов обязательствами по инвестированию в новое строительство не возмущался. Однако как только было ликвидировано РАО ЕЭС (это произошло 1 июля) и наступил глобальный финансовый кризис, выполнение инвестпрограмм оказалось под вопросом.

Изначально все ОГК и ТГК РАО "ЕЭС России" продавало с рядом условий. И большинство из них было направлено на гарантированные вложения средств в строительство новых мощностей. Оплачивать инвестпрограммы покупатели компаний должны были сами — в их пользу проводилась допэмиссия, а средства, полученные от нее, предполагалось вложить в купленные ими же компании. Чтобы у инвесторов не возникло соблазна потратить эти деньги на что-нибудь другое, владельцы всех ОГК и ТГК заключали с НП "Администратор торговой системы" (АТС) и ОАО "Системный оператор единой энергосистемы" договор на выдачу на свободный рынок электроэнергии новой мощности. В договоре указан срок, а также объем мощности, который должен поступить на рынок. В случае невыполнения своих обязательств или просрочки ввода даже по одному объекту из инвестпрограммы собственника ожидает штраф в размере до 25% от стоимости всей его инвестпрограммы.

Допэмиссия, которую выкупал новый владелец ОГК или ТГК, по расчетам РАО ЕЭС должна была покрыть чуть меньше половины стоимости инвестпрограммы. Планировалось, что остальное компании будут добавлять из собственной прибыли или брать кредиты. Однако не успели покупатели стать акционерами, как уже начались разговоры о том, что инвестпрограммы на самом деле стоят дороже, да и не все допэмиссии прошли по хорошим ценам (см. таблицу). Энергетики обращали внимание на 20-30-процентный рост стоимости строительных материалов и услуг подрядных организаций. Впрочем, никто не говорил о том, что ситуация критическая,— эту разницу новые собственники были готовы закрыть банковскими кредитами.

Однако с наступлением глобального финансового кризиса о долгосрочных кредитах под хорошие проценты энергокомпаниям пришлось забыть. Помимо отсутствия денег у самих банков, стоимость ОГК и ТГК упала до такой степени, что брать деньги под залог имущества стало практически невозможно — вместо роста стоимости акций, который прогнозировался до кризиса, компании получили рекордное падение.

По оценкам начальника отдела акций ИГ "Капиталъ" Константина Гуляева, корзина акций компаний, которые были выделены из РАО ЕЭС 1 июля, упала в стоимости на 74%. "В пересчете в стоимость акций РАО ЕЭС это означает, что бумаги, которые на закрытие торгов 6 июня торговались по 31,1 руб., сейчас стоили бы 6,7 руб.",— говорит аналитик.

Помимо энергокомпаний, все-таки имеющих небольшой объем средств на выполнение инвестпрограмм, полученных от допэмиссий, есть еще две, не проводившие допэмиссию. Это ОГК-1, чья инвестпрограмма оценивается в 130 млрд руб., и ТГК-11 с необходимым объемом вложений на уровне 26 млрд руб. ОГК-1 осталась без покупателя, поскольку компания "Роскоммунэнерго", заключившая договор о покупке с Анатолием Чубайсом в последний день работы РАО ЕЭС, от сделки отказалась. В ТГК-11 допэмиссия запрещена судом в связи с иском миноритарного акционера "Роснефти". Хотя госпакет ТГК-11 и был продан владельцу "Группы Е4" Михаилу Абызову, деньги от его продажи пошли государству. Государство, в свою очередь, должно профинансировать ими инвестпрограммы государственных компаний ОАО "Федеральная сетевая компания" и ОАО "Русгидро", чьи планы по новому строительству в несколько раз больше, чем у любой ОГК или ТГК.

В то же время до недавних пор ОГК-1 и ТГК-11 не жаловались на отсутствие средств. ОГК-1 закрывала текущие потребности в инвестициях кредитами. Однако когда кредитное плечо перестало позволять занимать деньги на рынке, генеральный директор ОГК-1 Владимир Хлебников заявил о том, что компания хотела бы провести IPO в следующем году (см. "Ъ" от 11 ноября). В среду о критическом финансовом положении компании заявил и глава ТГК-11 Сергей Кожемяко. По его словам, в случае если компания не проведет допэмиссию, есть большая вероятность того, что она не сможет выполнить свои инвестпланы и заплатит штраф в размере 6 млрд руб.

В ожидании господдержки

Оказавшись в тяжелой финансовой ситуации, энергетики вслед за нефтяниками и металлургами обратились за помощью к государству. В октябре НП "Совет производителей энергии и стратегических инвесторов электроэнергетики" подготовило письмо на имя вице-премьера Игоря Сечина. В нем НП попросило порядка $50 млрд в кредит под льготную ставку на уровне 11% на финансирование инвестпрограмм. В качестве потенциального кредитора в письме назван Внешэкономбанк. Одновременно энергетики признались, что предпочли бы деньгам отмену штрафов за перенос сроков вводов новых мощностей и сокращение инвестпрограмм.

Но одобрять снижение объема новых вводов государство до последнего времени не собиралось. И Игорь Сечин, и глава Минэнерго Сергей Шматко неоднократно заявляли, что все запланированные электростанции должны быть построены. Более того, государство даже видит ряд плюсов в случившемся кризисе: замглавы Минэнерго Вячеслав Синюгин, например, обращает внимание на то, что сейчас падают цены на цемент и услуги подрядчиков, что должно быть на руку энергетикам. Также государство предлагает компаниям напрямую обращаться в госбанки за кредитами.

Однако, по словам Сергея Кожемяко, доступ к "длинным" государственным деньгам для реализации инвестиционных программ фактически закрыт. "Электроэнергетика не вошла в число отраслей, которые будут иметь преимущество при выдаче кредитов банками, получившими государственные средства для поддержки экономики",— пояснил глава ТГК-11.

Вячеслав Синюгин в разговоре с "Ъ" заверил, что в энергетике есть инвесторы, которые готовы выполнить инвестпрограммы и без господдержки. Хотя ни одного из них не назвал. Зато их назвал вчера и. о. главы "Русгидро" Василий Зубакин. Он сообщил, что это итальянская Enel и немецкая E.On. Их позиция, по словам господина Зубакина, служит образцом и для других компаний электроэнергетики.

Сама "Русгидро", как и государственная ФСК, ни разу не заявляла о нехватке средств или отсутствии помощи со стороны государства. По словам начальника департамента целевых коммуникаций "Русгидро" Евгения Друзяки, "несмотря на неблагоприятную общеэкономическую ситуацию, компания продолжает реализацию инвестиционной программы и ведет строительство гидростанций". Впрочем, это не означает, что "Русгидро" не предпринимает никаких действий для экономии средств. По словам господина Друзяки, "Русгидро" создает "подушку ликвидности" — неснижаемого остатка на счетах компании, который в случае возможного сбоя в расчетной системе обеспечит дальнейшие платежи. Кроме того, компания сокращает издержки в том числе за счет сокращения штата, "прежде всего за счет вакантных позиций".

В ФСК также не видят необходимости в финансовой помощи со стороны государства. По словам первого зампредправления компании Александра Чистякова, ее инвестиционная программа до 2011 года обеспечена собственными средствами более чем на половину (54%). "На долю федерального бюджета приходится около 13%, еще 15% — это плата за техприсоединение, и 18% средств необходимо привлечь в виде кредитов. При этом максимум кредитования приходится на 2010-2011 годы",— сказал "Ъ" господин Чистяков.

Однако, как рассказал "Ъ" источник, близкий к Минэнерго, в начале ноября в Минпромторге состоялось совещание, на котором были названы суммы, которых не хватает энергокомпаниям в условиях кризиса. По словам собеседника "Ъ", именно госкомпаниям, исключая ФСК, нужно больше всего средств — порядка 840 млрд руб., а частным — лишь 300 млрд руб. Дефицит межрегиональных распредсетевых компаний (МРСК) составляет 130 млрд руб., госкорпорации "Росатом" — 300 млрд руб. О том, что госкомпании нуждаются в поддержке правительства, говорит и Вячеслав Синюгин. В качестве поддержки рассматривается выпуск инфраструктурных облигаций "Русгидро" (аналогичные планы есть у других инфраструктурных госкомпаний, например ОАО "Российские железные дороги"). Эти планы "Русгидро" подтвердил вчера Василий Зубакин.

Снова на рынок

Частные энергокомпании пытаются решить проблему с финансированием собственными силами, в первую очередь требуя от государства сокращения инвестпрограмм или по крайней мере переноса сроков ввода новых мощностей. О том, что есть план по снижению заявленных объемов вводов, "Ъ" сообщили в ОГК-1. Также перенести сроки рассчитывает гендиректор ОГК-2 Станислав Невейницын, который уже сообщил, что намерен перенести строительство Ставропольской ГРЭС по крайней мере на семь лет. По словам источника "Ъ", близкого к КЭС Виктора Вексельберга, холдинг также подал заявки в "Системный оператор" на перенос сроков вводов своих объектов во всех принадлежащих ему ТГК. Наличие таких заявок не комментируют ни "Системный оператор", ни Минэнерго.

Пытаются найти деньги энергетики и через новые допэмиссии. О своих планах по размещению акций принадлежащих ему компаний первым заявил "Газпром". Это было еще до кризиса, в июне. В сентябре было принято решение, что IPO необходимо провести в ТГК-1. Тогда агентство "Интерфакс" сообщало, что ОГК-2, ОГК-6 и ТГК-1 необходимо привлечь около 120 млрд руб. Кроме того, допэмиссию хочет провести КЭС. Размещение бумаг подконтрольных холдингу ТГК-5, ТГК-6 и ТГК-9 запланировано на 2009 год.

Впрочем, аналитики не берутся прогнозировать состояние финансовых рынков на следующий год, как и положение акций энергокомпаний на нем. Константин Гуляев отмечает, что на текущий момент сектор электроэнергетики остается одним из аутсайдеров. Аналитик говорит, что большинство негативных факторов, которые действуют на сегодняшний момент, во многом уже заложены в котировки энергетических компаний, многие из которых торгуются в разы меньше, чем собственный номинал акций. "В связи с этим даже если мы и не увидим дальнейшего существенного падения цен акций энергетических компаний, то текущие низкие уровни могут продержаться еще довольно продолжительное время",— говорит Константин Гуляев. Среди факторов, которые не позволяют вырасти акциям, аналитик называет снижение энергопотребления, рост неплатежей, проблемы в реализации инвестпрограмм, риск торможения процесса установления рыночного ценообразования, необоснованные издержки за не потребленное топливо по долгосрочным газовым контрактам take or pay.

После кризиса

По мнению аналитика ИК "Совлинк" Екатерины Трипотень, формальных поводов у энергокомпаний добиваться сокращений инвестпрограмм достаточно. Это и отклонение макроэкономических параметров от тех, что были на момент составления инвестпроектов, и отсутствие необходимости в таком количестве мощности в какой-нибудь конкретной точке, и либерализация рынка не теми темпами, что заложены в постановление правительства.

Аналитик отмечает, что если по каким-то причинам договоры на мощность отменят или скорректируют по объектам и срокам, "компании смогут более свободно распоряжаться средствами, например, вложить их в наиболее эффективные в текущих условиях проекты или заняться модернизацией". "Объем инвестпрограмм необходимо корректировать в соответствии с сокращением роста энергопотребления, чтобы не перегружать отрасль, потребителей и экономику в целом",— сказали "Ъ" в одой из крупных энергокомпаний.

Однако бывший член правления РАО ЕЭС Александр Чикунов полагает, что с принятием таких решений нужно быть очень осторожными. Он напомнил, что инвестпрограмма составлялась РАО ЕЭС исходя не только из промышленного роста, но и из потребностей регионов, в которых до сих пор в зимнее время бывают ограничения потребителей электроэнергии. Два года назад РАО ЕЭС назвало шестнадцать регионов, в которых из-за недостатка мощности могут вводиться ограничения. Помимо Москвы и Петербурга, это были прежде всего Урал и Сибирь.

Вячеслав Синюгин в беседе с "Ъ" не исключил, что этой зимой возможны "инциденты" в энергосистеме в виде аварий или отключений. Однако четко сказать, кто будет отвечать за последствия, чиновник не смог. Он сообщил, что в Минэнерго "создана система мониторинга инцидентов, и в режиме реального времени соответствующие должностные лица получают информацию о случившемся". Кто эти должностные лица, господин Синюгин не уточнил. Инвесторы энергокомпаний уже активно высказывают беспокойство тем, что после ликвидации РАО ЕЭС в российской энергетике отсутствуют центры принятия решений (см. интервью с управляющим директором фонда Halcyon Advisors Дэвидом Херном).

Сейчас в связи с кризисом потребление промышленности падает, однако это не означает, что так будет всегда, отмечает господин Чикунов. "Очень важно, чтобы не получилось так, что кризис кончился, а у заводов нет возможности загружаться на полную мощность, поскольку пока был кризис, новые электростанции не строились",— говорит Александр Чикунов.

Инвестпрограмма ФСК также может быть скорректирована, подтверждает Александр Чистяков. Однако он отмечает, что это произойдет, если корректировке подвергнутся планы генерирующих компаний и крупных потребителей. "При этом важно помнить, что кризис не вечен, и сейчас очень удачное время построить по максимуму все, что намечено, чтобы в новый период экономического роста страна вошла без энергодефицита, вызванного неразвитостью электросетей. Во время Великой депрессии в 30-е годы прошлого века Соединенные Штаты строили дороги, которые потом очень пригодились,— это положительный опыт и его нельзя игнорировать",— говорит господин Чистяков.

Предправления ОАО "Инженерный центр ЕЭС" Сильвиян Сеу уверен, что корректировку объемов ввода новых мощностей вообще допускать нельзя. Помимо того что после кризиса экономике потребуются новые мощности, господин Сеу напоминает, что на рубеже 2009-2010 годов ежегодно из энергосистемы будет выбывать до 1 ГВт мощностей в связи с износом электростанций, построенных еще в середине прошлого века.

Тем не менее Вячеслав Синюгин считает вполне вероятным, что решение о корректировке инвестпрограмм будет принято. Этот вопрос, по словам господина Синюгина, будет рассматриваться в декабре правительством. Однако что именно будет скорректировано — объемы, сроки или штрафы, чиновник сообщить не смог. Зато более подробно на эту тему вчера высказался Василий Зубакин. Он сообщил, что "во всей электроэнергетике в ближайшее время будет замедление инвестиционного процесса из-за снижения спроса на электроэнергию", вызванного спадом производства в ряде промышленных отраслей в результате мирового финансового кризиса. Он также отметил, что разрабатывается корректировка энергетической стратегии страны до 2030 года и генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики до 2020 года, а "все компании в сфере электроэнергетики сейчас уточняют и корректируют свои инвестиционные программы". При этом сама "Русгидро", по словам Василия Зубакина, не будет отказываться ни от одного своего проекта.


21 Ноября 2008 10:00
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей