"Мы создаем практически идеальную конструкцию"

"Мы создаем практически идеальную к... "Мы создаем практически идеальную к...
"Создание коалиционного правительства оценщиков". С 1 августа вступил в силу закон "О внесении изменений в Федеральный закон 'Об оценочной деятельности в Российской Федерации'", ставший существенной вехой в развитии финансового законодательства в России. О том, как оно изменилось при этом, Business Guide рассказал председатель комитета Госдумы по собственности ВИКТОР ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ. Business Guide: Виктор Семенович, зачем был нужен новый закон об оценке? ВИКТОР ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ: До сих пор понятие оценочного сообщества в России носило метафизический характер – то ли оно было, то ли нет. Были оценщики и оценочные компании, объединенные в ассоциации, были и те, которые "гуляли сами по себе". С вступлением же этого закона в силу понятие оценочного сообщества приобрело совершенно определенное значение. Создаются институты – саморегулируемые организации, в которые оценщики будут объединены по определению. То есть на рынке фактически создаются органы власти, которых раньше не было, и это самая главная и серьезная задача, которую призван решить данный закон. BG: С какими, на ваш взгляд, проблемами еще предстоит столкнуться оценочному сообществу в связи с законом? В. П.: Есть риск того, что некоторые особо активные оценщики, "запрыгнув" на руководство СРО, будут пытаться манипулировать оценочным сообществом. Но думаю, очень скоро люди поймут, что на самом деле именно от них зависит то, каким быть руководству СРО, органам управления и т. д. Не хочешь в них участвовать – значит будешь исполнять все, что они решат. Основные модели прописаны, шансы быть избранными в эти органы есть. Не нравится тебе это СРО, переходи в другое или создавай новое. Множественность СРО обеспечивает такую возможность. Кроме того, хотел бы добавить, что, на мой взгляд, не следует оценщикам создавать сверхкрупные объединения. Мы установили планку – не менее 300 членов. Но на сегодня есть организации, насчитывающие 3-5 тыс. членов, а это контрпродуктивно. Могут ли они все одновременно быть уверены в том, что 3-5 тыс. оценщиков одинаково ответственны за свою работу? Скорее всего, нет. 300 участников еще могут увидеть и услышать друг друга, 3 тыс. уже даже собраться вместе будет трудно на годовое собрание. Поэтому чем больше число членов на старте данного процесса, тем выше возможность злоупотреблений. Потом, конечно, пойдет процесс укрупнения. BG: Кто все-таки будет основным субъектом оценочной деятельности? Ведь закон, устанавливая, что субъектами являются только физические лица, тем не менее, предусматривает ряд требований к юридическому лицу. В. П.: Основным и, по существу, единственным субъектом регулирования является физическое лицо, которое в то же время может работать по найму в компании, выступающей формой объединения физлиц. Либо физлицо может работать самостоятельно – частнопрактикующим оценщиком. Если мы внимательно рассмотрим деятельность оценщиков, то обнаружим, что у нее есть две составляющие. Первая и главная – это собственно независимый оценщик. Мы здесь рассматриваем оценщика как канал раскрытия информации для общества. И в этом смысле оценщик, работая по договору с компанией, на самом деле защищает интересы не только фирмы, но и огромного круга лиц, интересы общества. В этом случае оценщик признается фигурой публичной, вступающей не только в гражданско-правовые отношения, но и в публично-правовые. Здесь профессия оценщика близка по смыслу к профессии нотариуса. Вторая часть оценочной деятельности – консультационная. То есть там, где я привлекаю оценщика для уточнения моих управленческих решений, для своего интереса, там, где эта информация, может быть, даже не раскрывается, остается коммерческой тайной, эта составляющая деятельности оценщика является предпринимательской. Поэтому консалтинговые фирмы, в составе которых будут оценщики, продолжат существование, никаких проблем здесь нет. Более того, не возбраняется, если по такой же модели будет устроена аудиторская деятельность. BG: Так и есть. Сегодня российские реалии таковы, что редко встречаются в чистом виде консалтинговые, аудиторские или оценочные фирмы. Как правило, и консультанты, и аудиторы занимаются оценочной деятельностью. И закон об оценке, таким образом, вторгается в их жизнь. Вы просчитывали, как она теперь изменится? В. П.: Мы считаем, что закон никак отрицательно не скажется на деятельности крупных компаний, имеющих сильные брэнды, крупных клиентов. Таких компаний сотни две-три. Как они работали, так и будут работать. Мелкие же оценочные фирмы действительно будут больше подвержены изменениям. Дело вот в чем. До вступления закона в силу существовала странная конструкция. Было три субъекта регулирования – юрлицо с ограниченной ответственностью (как правило, со смешным уставным капиталом – скажем, 10 тыс. рублей), ПБЮЛ с неограниченной ответственностью (уставным капиталом гораздо большим, нежели 10 тыс. рублей) и физлицо (вообще без ответственности). Что, конечно, неестественно. Закон же придает физлицу ответственность, а юрлицо как бы расширяет эту ответственность. Сравним физлицо и юрлицо в ранее действовавшей модели. Существуют, скажем, юрлицо с уставным капиталом 10 тыс. рублей и ПБЮЛ с реально гораздо большим капиталом. У кого в таком случае ответственности больше? Конечно, у ПБЮЛ. Но в сознании у людей сложилось представление обратное, вот закон и расставляет все на свои места. То, что было де-факто, стало и де-юре. BG: Каким образом будет распределяться ответственность в случае причинения ущерба в результате выполнения отчета специалистом, если он является сотрудником юридического лица, заключившего договор об оценке? В. П.: Конечно же, первым делом иск будет предъявлен юрлицу, потому что на отчете его печать стоит. И в случае неудовлетворения иска иск будет предъявлен физлицу. Но если юрлицо полностью компенсировало ущерб, нанесенный собственным сотрудником, у юрлица есть возможность предъявить ему иск за причиненный ущерб. Таким образом, потребитель может получить небольшую компенсацию в форме страхования гражданской ответственности и в форме компенсационного фонда. Согласен, что не все потребители удовлетворятся этой компенсацией. Но наша задача была создать механизм ответственности оценщика, пусть даже минимальный на старте. Во всяком случае, если бы был судебный спор и вы проиграли бы как оценщик в этом деле, то пятно на вашей биографии будет на всю оставшуюся жизнь. Наша задача была показать, что механизм наказания за некачественную работу оценщика существует. И пусть СРО, в которой вы состоите, решает, например, увеличить от вас компенсационный взнос, потому что вы более рисково ведете дела, или выгнать вас вообще за неисполнение стандартов оценочной деятельности. Таким образом, появляется механизм воздействия на оценщика со стороны сообщества. И этот механизм работает очень просто: коллеги-оценщики не будут долго терпеть в своих рядах того, кто регулярно расплачивается за свои грехи из общего компенсационного фонда. Таким образом, решается задача самоочистки профсообщества. Мы фактически восстанавливаем ситуацию в отношениях юрлицо–физлицо, которая была в советский период, когда существовала уголовная ответственность бухгалтера независимо от ответственности генерального директора. Когда главбух мог сказать гендиректору: "Не подпишу у тебя эту платежку, потому что это противоречит закону". У него была своя ответственность, у руководителя предприятия – своя. Таким образом, создан баланс интересов: фирма оценщику нужна для того, чтобы организовывать его работу, оценщик фирме – для создания прибыли. Если же оценщик чувствует в себе силы самостоятельно искать заказы, совершать хозяйственные операции, он может создать бюро, набрать помощников. Это можно сделать без организации юрлица. BG: Что нужно для того, чтобы фирма могла называть себя оценочной или физлицо – оценщиком, в связи с отменой лицензирования? В. П.: Действие лицензий, полученных до 1 июля этого года, как бы автоматически продлевается на 12 месяцев. То есть лицензии как таковой нет, но есть лицо, соответствующее определенным требованиям. И это лицо имеет точно такую же правоспособность, которую имело на момент получения лицензии. Это и есть так называемый переходный период. Но есть и другой вариант – им могут воспользоваться новые участники рынка: объединяться в СРО и уже перед лицом профессионального сообщества исполнять требования, которые исполнял бы перед лицом чиновника, принимавшего решение о выдаче лицензии. Юрлицо же по новому закону должно теперь найти либо ПБЮЛ, которые уже имели лицензии оценщика в момент вступления закона в силу, и принять их на работу, либо оценщиков–членов СРО. BG: Насколько тяжелым бременем для оценщиков станет взнос в компенсационный фонд? Кто должен уплачивать этот взнос – специалист-оценщик или компания-работодатель? В. П.: На сегодняшний день этот взнос в 30 тыс. рублей я не считаю обременительным для оценщика, который собирается защищать общественные интересы. Во всяком случае, это больше, чем 10 тыс. рублей уставного капитала у большей части юрлиц, которые существуют сегодня, и намного меньше расходов на получение лицензий. Иногда нас упрекают в том, что закон вводит имущественный ценз. Пусть так. Но тогда ответьте на вопрос: почему для открытия табачного киоска нужно иметь $5-10 тыс. стартового капитала, а для такой уважаемой профессии, как оценщик – а все согласны, что она уважаемая,– не нужно иметь ни копейки? Думаю, что пройдет какое-то время, и сами СРО будут устанавливать повышенный вступительный взнос на рынок. В данном случае я считаю, что решения СРО будут более справедливы к оценщикам, нежели решения чиновников. В этой части больше возмущаются те, кто работал по найму в оценочных компаниях и вообще никакой ответственности не нес. BG: Будет ли механизм обязательного страхования ответственности специалистов-оценщиков эффективнее защищать интересы потребителей, чем существовавшее ранее обязательное страхование ответственности юрлиц? В. П.: Да, будет. Потому что существовавшее ранее обязательное страхование ответственности юрлиц вообще не работало. Я не слышал ни об одном страховом возмещении, выплаченном страховой компанией. Дело в том, что не было, по сути, никакого обязательного страхования с точки зрения ГК и закона о страховом деле. Не было описания страхового случая, не было страховых правил, требований. Вот эту картину мы восстановили, понятие обязательного страхования ответственности мы сделали дееспособным. Поясню почему. Итак, у нас существовало два вида материальной ответственности – материальное страхование и обычная гражданско-правовая ответственность. Которую, кстати, никто не отменял, каждый из нас отвечает своим имуществом по причиненному ущербу. Как я уже сказал, обязательное страхование не работало, и мы его усовершенствовали. Что же касается гражданско-правовой ответственности, то я констатирую, что до вступления этого закона в силу ответственность эта не была определена ни для физлиц, ни для юрлиц. И неопределенность эту мы "прикрыли" компенсационным фондом. Это первая функция компенсационного фонда. BG: С какого момента и каким образом контроль будет осуществляться СРО? В. П.: С момента создания СРО на условиях нового закона об оценке. У госоргана остаются функции "надзора за надзором", при этом никто не отнимал функции контролировать каждого оценщика в отдельности. Во всем мире этот контроль осуществляется по жалобе или просто может быть выборочным. А у нас было понятие планового контроля. Сейчас плановая функция фактически возлагается на СРО. С любой периодичностью контроля – хоть раз в сто лет контролируйте, главное, чтобы ответственность была. BG: Как оценщики будут защищены от ущемления их интересов их же профессиональным сообществом? В. П.: Это уже проблемы взаимоотношений оценщика и СРО. Возможны ли здесь злоупотребления? Если вы, скажем, вошли в какой-то потребительский кооператив и они вас везде обманывают, наказывают, вы платите взносов больше, чем другие, то есть ущемляют ваши интересы, что вы делаете? Правильно – выходите из общества или подтягиваетесь под его требования. Так и здесь. Выбор у каждого свой. Наша задача была установить баланс интересов между СРО и каждым участником рынка в отдельности. Думаю, что через два-три года этот баланс будет достигнут. BG: Какие положения закона вступают в силу уже сейчас, а какие – по истечении переходного периода? В. П.: Закон вступил в силу, как известно, 1 августа. С 1 июля следующего года вступают в силу лишь два блока. Во-первых, теряют свою правоспособность те, кто работает на основании лицензий, полученных до 1 июля этого года. Они должны будут стать либо членами СРО, либо уйти с рынка. Во-вторых, с 1 июля следующего года у СРО появляется право создать Национальный совет по оценочной деятельности. BG: Каким будет механизм формирования совета? Кроме того, уже есть орган с таким же названием. Не возникнет ли путаница? В. П.: Конечно, будь моя воля, я бы придумал другое название для данного совета, но оценочное сообщество настояло именно на таком. Однако ни в коем случае новый совет не будет создаваться на базе существующего. Существующий совет – это функционально нечто другое. Пирамидка, которую мы выстраиваем,– это палатный принцип формирования в любой стране мира сообщества нотариусов, оценщиков, архитекторов и т. д. ТПП РФ построена именно таким образом. Вершина этой пирамиды – национальный уровень, куда сходятся региональные. Национальный совет – это точка соприкосновения интересов отрасли и государства. Главная функция данного совета – создание национальных стандартов оценочной деятельности. Создается он снизу – только решением СРО. Мы специально отложили вступление в силу этой нормы на 12 месяцев, чтобы дать возможность возникнуть организации, которая объединит более половины СРО и приобретет статус нацсовета. В дальнейшем движение пойдет в сторону обязательного членства СРО в данном совете. На мой взгляд, сегодня существует три центра кристаллизации возможных советов, но никто из них не сможет набрать половину всех существующих СРО. Поэтому идеальная конструкция – это фактически коалиционное правительство оценщиков, когда интересы всех группировок максимально учтены. BG: Какой орган будет осуществлять регистрацию саморегулируемых организаций и когда эта регистрация начнется? В. П.: По-моему, регистрация должна начаться немедленно. Закон предусматривает два органа регистрации, не называя их поименно, так как это прерогатива правительства РФ. Один должен отвечать за нормативно-правовое регулирование в этой сфере, второй – за контроль. Сегодня функции контроля исполняет ФАУФИ, а нормативно-правового регулирования – МЭРТ. BG: Какое количество СРО, по-вашему, оптимально? В. П.: Считаю, что никак не может их быть меньше 15-20 – на старте. Именно в этом случае сохраняется принцип множественности СРО и права выбора. BG: Ожидается ли расширение рынка оценки с принятием закона? В. П.: Ожидается. Потому что роль оценщика резко возрастет. Приведу пример. Есть понятие кадастровой оценки стоимости земли. Это база для исчисления налогов. Смотрим практику: по всей стране кадастровая цена, как правило, выше рыночной. То есть чиновники, устанавливая методику расчета кадастровой оценки земли, фактически завышают налоговую базу. Как можно оспорить сегодня кадастровую оценку? Без оценщика – никак! Потому что в кадастровой оценке есть сама методика и правительственный акт, который ее утверждает. Правительственный акт оспорить можно, а методику нельзя. Ну, формулу не оспоришь – дважды два четыре, и все тут! Пусть даже кому-то кажется, что пять. Можно оспорить только одним способом – формула против формулы. Оценщик станет публичной фигурой, к которой будут обращаться налогоплательщики. Поэтому оценка земли, крупных объектов недвижимости, вообще ипотека – потенциально огромный рынок для оценки. И при этом расширении необходимо, чтобы ответственность у оценщиков появилась, а то до сих пор оценщики считали себя консультантами, но употребляли понятие "независимый оценщик", то есть фактически не отвечали за результаты своей работы. Одному оценщику кажется, что объект стоит $1 млн, другому – десять. Мы вводим параметр, по которому квалификацию оценщика можно будет сравнить. Законотворчество: стандарты оценочной деятельности Из федерального закона РФ от 27 июля 2006 года #157-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон 'Об оценочной деятельности в Российской Федерации'" Стандартами оценочной деятельности определяются требования к порядку проведения оценки и осуществления оценочной деятельности. Стандарты оценочной деятельности подразделяются на федеральные стандарты оценки и правила оценочной деятельности. Федеральные стандарты оценки разрабатываются Национальным советом с учетом международных стандартов оценки. Разработанные федеральные стандарты оценки направляются Национальным советом для утверждения в уполномоченный федеральный орган, осуществляющий функции по нормативно-правовому регулированию оценочной деятельности... Уполномоченный федеральный орган, осуществляющий функции по нормативно-правовому регулированию оценочной деятельности, вправе отказать в утверждении федеральных стандартов оценки в случае их несоответствия требованиям Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, настоящего федерального закона. Утвержденные федеральные стандарты оценки подлежат опубликованию уполномоченным федеральным органом... в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, и размещению на официальном сайте уполномоченного федерального органа... в сети Интернет... Стандарты и правила оценочной деятельности разрабатываются и утверждаются саморегулируемой организацией оценщиков и не могут противоречить федеральным стандартам оценки...

09 Октября 2006 19:31
Источник: kommersant.ru

Читайте также:





Архив новостей