Куда дрейфуют оффшоры и кому это выгодно?

В начале текущего года в Латвии вступили в силу новые правила, регулирующие вопросы уплаты налогов при использовании в бизнес-практике оффшорных компаний. Изменения затронут широкие круги предпринимателей из всех сфер бизнеса, где ранее использовались преимущества безналоговых юрисдикций. Им придется отказаться от привычных приемов, теперь публично называемых «лазейками», и обратиться к западному опыту и практике налогового планирования.

Нынешняя «антиоффшорная» инициатива – изобретение отнюдь не латвийских фискалов.  Они заимствуют передовой опыт западных коллег в противодействии естественному стремлению укрыться в «налоговых гаванях». Очень важно понимать и то, что эти изменения затрагивают наиболее активную в предпринимательском отношении часть латвийского общества, – от которой всегда и в первую очередь зависело развитие экономики страны.

«Крестовый поход» на оффшоры  

В соответствии с изменениями в законе «О подоходном налоге с населения» оффшор, контролируемый физическим лицом – резидентом Латвии, должен платить налоги на родине хозяина, то есть в латвийский бюджет. Иными словами, физическое лицо должно заплатить в Латвии налог на доходы, полученные его безналоговым оффшором, не только в том случае, если они были выплачены ему фактически, но и тогда, когда доход этим оффшором только заработан. Причем ставка налога составляет 24%.  

Новый порядок касается дохода компании (а также траста или любого другого юридического образования), зарегистрированной в оффшорной юрисдикции, включенной в так называемый «черный список» Кабинета Министров, которую физическое лицо прямо или опосредованно (через промежуточные структуры) контролирует по меньшей мере на 25%.  

Подобный налоговый режим в мировой практике называется «правилами о контролируемых иностранных компаниях» (Controlled Foreign Corporation или CFC) и ориентирован на борьбу с практикой перемещения доходов в безналоговые юрисдикции и бессрочного отложения момента уплаты налогов с этих доходов по месту резиденции лица, контролирующего структуру.  

«Штирлиц, мы все под колпаком у...»  

Латвийская налоговая администрация всерьез взялась за небедных жителей своей страны примерно год-полтора назад. «Первым звонком» в этой кампании стали нулевые декларации, введение которых сопровождалось небывалой по своим масштабам и мощи информационной кампанией.  

Одновременно с введением деклараций в прошедшем году существенно возросло количество налоговых проверок: было проведено беспрецедентное количество аудитов физических лиц – 1632. Это в три раза больше, чем ежегодно проводилось последние пять лет. Результативность аудитов также впечатляет – 97%.  

И, в-третьих, к «списку ужесточений» следует добавить введенную с начала этого года обязанность для всех коммерсантов декларировать наличные сделки с физическими лицами на сумму более 2000 латов. Это значит, что и каждая покупка физического лица свыше этой суммы также будет зафиксирована фискальными органами. Цель всех этих мероприятий предельно ясна и публично сформулирована: «ограничить нелегальные денежные потоки, полученные от незарегистрированной занятости и в теневой экономике».  

И вот, наконец, на свет Божий извлечена изящная жемчужина мирового опыта борьбы с уклонением от уплаты налогов – «правила о контролируемых иностранных компаниях», CFC. В Латвии наступает новый миропорядок, при котором государство желает знать все о ваших финансовых делах и кошельках.

Два лика налогового Януса  

CFC действуют по всему миру, и достаточно давно: практически во всей Старой Европе (за исключением Люксембурга и Швейцарии), в Канаде, Японии, Китае, Австралии, Израиле, из постсоветских стран – в Эстонии и в Литве. В США подобное законодательство работает уже полвека и является, наверное, самым технически сложным в мире, за счет чего перекрывает практически все мыслимые пути его обхода.  

Вообще говоря, «закручивание» гаек для «своего» налогоплательщика при либерализации налогового режима для международного бизнеса – широко распространенная практика. Пользуясь своим властным положением по отношению к местному населению, всякая налоговая администрация на «родном» поле чувствует себя совершенно свободно и ни с кем не церемонится, устанавливая те правила, какие считает нужными и удобными для себя.   Иное дело – международный бизнес, который играет по другим правилам, и всегда готов быстро сменить дислокацию, реагируя таким образом на недружественный прием. В этой ситуации каждый вынужден подыскивать выход для себя сам. Понятно, что решение вроде получения паспорта иностранного государства (а с ним – и налогового убежища) «за вклад в кинематограф» или другие «особые заслуги», или же переезд всей семьей на пэ-эм-же в Арабские Эмираты подойдут далеко не всем.     Вот, к примеру, те же Соединенные Штаты – страна с жесточайшей налоговой дисциплиной для своих граждан и господствующим положением в сфере мирового трансграничного налогового контроля (которое после введения FATCA, закона «Об обязательном раскрытии информации об иностранных счетах» станет беспрецедентным).  

При этом чужие капиталы Америка заманивает освобождением от налогов и сохранением клиентской тайны: в банках США хранятся многие миллиарды иностранных денег; в некоторых штатах, таких как Флорида и Делавэр, анонимно регистрируются безналоговые корпоративные структуры, а такие оффшоры-сателлиты как Американские Виргинские и Маршалловы Острова служат налоговым убежищем сотням тысяч иностранных бизнесменов.  

«Когда я говорю, что самая главная налоговая гавань находится на острове, никого это не удивляет. Все изумляются, когда я называю имя этого острова: Манхэттен», – пишет известный американский публицист, профессор международного налогового права Маршалл Лангер. И добавляет, что «вторая по значению налоговая гавань расположена тоже на острове и называется Лондоном». В этом же направлении привлечения в страну иностранного бизнеса и капитала активно движется сейчас и Латвия, введя с этого года благоприятный налоговый режим для учреждения и работы международных холдингов.

  Привлекать будут больше и чаще

Мы живем во времена, когда законодатели в развитых странах, включая теперь и Латвию, постепенно вытесняют из бизнеса классические безналоговые оффшоры. В прошлое уходит целая эпоха, когда бизнесу не нужно было заниматься системным налоговым планированием, структурировать свою деятельность и активы; был нужен простой пакет регистрационных документов (стоимостью порядка тысячи долларов), напечатанных на каком-нибудь острове Карибского бассейна, выбранном в буклете с картинками.

Справедливости ради надо отметить, что за неумелое использование оффшоров налоговые органы Латвии привлекали провинившихся и раньше. Наглядным примером может служить прошлогодний прецедент с известным лиепайским предпринимателем (140 млн. оффшорного оборота и 34 млн. «доначисленных» налогов). Но если раньше такие случаи были явлением нечастным, то новые правила кардинально меняют расстановку сил и упрощают карательные действия Службы госдоходов до предела. Достаточно СГД видеть имя латвийского резидента в трастовом соглашении и денежные обороты оффшора, умножить на 24%, добавить штраф (скорее всего, 30%), а также пени (18% в год) – и вот итоговая цифра, и имя латвийского резидента уже в списке налоговых должников.

  К новому берегу!

Последние фискальные инициативы Службы госдоходов не стоит недооценивать, хотя в ее «профессиональном активе» провальный, по своей сути, опыт с нулевыми декларациями и добровольной налоговой амнистии. В 2-миллионной стране с размером теневой экономики не менее трети ВВП – 4-5 млрд. латов в год – свои незадекларированные доходы показали всего 84 резидента, уплатив с них 415 тысяч налога (в 70 раз больше налога начисляется ежегодно в ходе налоговых аудитов физических лиц!). Но эта неудача СГД стала для налоговиков одновременно и новым опытом.

Кроме того, практика применения CFC опирается не только на честность налогоплательщика, но и на возможности международного обмена информацией и другие имеющиеся у налоговой администрации рычаги: нулевые декларации; сведения, собранные в ходе прошлых и будущих налоговых проверок и следственных мероприятий; другие действия налогоплательщика, указывающие на существование контролируемых им оффшоров. В общем, по словам специалистов Минфина, инструментов для выяснения имен настоящих хозяев вполне достаточно.

В качестве резюме. Латвийским бизнесменам, желающим блюсти законы и сохранить свое доброе имя, не остается иного, кроме как приспосабливаться к новой действительности и перенимать западные методы налогового планирования, кстати, весьма действенные. С помощью компетентных налоговых консультантов они могут успешно перестроить структуру бизнеса и «переплыть» при этом из зон «оффшорной экзотики» в более респектабельные финансовые центры – такие как, например, Кипр, Мальта, Великобритания, Ирландия, Нидерланды, Сингапур. И чем раньше этим заняться, тем оно будет лучше.


25 Февраля 2013 20:16
Автор: Татьяна Лютинская, руководитель Отдела международного налогового и корпоративного планирования латвийской юридической компании Prime Consulting
Источник: Rietumu

Читайте также:





Архив новостей