"Малые семейные фермы" единственный спаситель молочной отрасли РФ.

"Малые семейные фермы" единственный... "Малые семейные фермы" единственный...

Имя Игоря Бабаева прочно ассоциируется с группой "Черкизово", которую он создал и вместе с сыновьями вывел в число лидеров российского рынка мяса.

Но последнее время его имя все чаще упоминается в связи с другими проектами, которые реализуются за рамками мясной группы. Речь идет об агропромышленной компании "НАПКО" и управляющей компании "Молочный холдинг", ранее известной как ЗАО "Бабаевское молоко". И если "НАПКО" работает уже с 2006 года, то "Бабаевское молоко", организованное в конце 2008 года, на этой неделе приступает к реализации крупного проекта по производству молока - созданию семейных ферм и строительству небольших молокоперерабатывающих заводов.

- Игорь Алексеевич, на этой неделе компания начала строительство молочных заводов в Липецкой и Тамбовской областях. Расскажите, пожалуйста, как возникла идея этого бизнеса? С чего он начинался? Какие цели вы преследуете, создавая малые фермы по производству молока и небольшие молочные заводы по его переработке?

- Молочный бизнес объединил непрофильные активы группы "Черкизово". Мы их приобрели, когда покупали птицефабрики и свинокомплексы, они были на балансе купленных предприятий. И, несмотря на то, что из года в год они приносили нам убытки, мы поддерживали их, понимая ответственность за социальную составляющую молочного производства.

Наконец, настал тот момент, когда с этим надо было что-то делать. Наш молочный комплекс расположен в Вологодской, Московской, Ульяновской и Пензенской областях. Это примерно около 5,5 тысячи голов дойного стада, а в целом около 11 тысяч голов скота.

Ежедневный надой составляет 80 тонн молока. Но продавать молоко мы вынуждены по тем ценам, которые диктуют монополисты-переработчики, в том числе "Вимм-Билль-Данн", "Юнимилк", "Данон", на долю которых приходится, я думаю, до 50% молочного бизнеса в России. И цены эти нам, да и всем другим производителям молока, в убыток. Если средняя цена реализации по году составляет 10-11 рублей за литр, то себестоимость молока - 12-13 рублей.

Понятно было, что дальше так продолжаться не может. Зачем вкладывать средства в никуда? А государство в этой ситуации, к сожалению, не реагирует на то, что происходит. По сути - уничтожается дойное стадо, под нож ежегодно идет все больше и больше коров. И если этот процесс не остановить, то с молочным животноводством произойдет то же самое, что произошло с мясным скотоводством, которого в настоящее время в России практически нет.

Все европейские государства субсидируют молочный бизнес, за производство молока европейские крестьяне получают дотации на литр произведенной продукции, а мы вынуждены терпеть убытки. И в этой ситуации наши крупные переработчики, используя сухое молоко, еще больше подрывают экономику производителей цельного сырого молока.

Встал вопрос - что делать с молочными активами? Первый вариант, самый суровый - пустить все под нож и закончить с молочным бизнесом. Но это было бы социально безответственно. Второй - продать стадо по реальным ценам, доступным для селян, в частные руки, на частные подворья. И, наконец, третий вариант, которым мы и занялись, - профессиональный подход к реализации этого направления.

Прежде, чем заняться этим, я изучил процессы, происходящие с молоком, и принципы организации его производства. Реально потратил целый год жизни, чтобы понять - что же делать, поскольку в организации любого бизнеса подготовительный период играет существенную роль и оказывает серьезное влияние на его дальнейшее развитие.

Я объехал практически всю Россию и выяснил, что по сути в какой-то степени продолжается советский опыт создания крупных ферм и копируется опыт США с их мегафермами.

- А что вас не устраивает в этом?

- В этом процессе есть и плюсы, и минусы. И последних больше. Прежде всего, это содержание огромного количества дойных коров под одной крышей. А это огромный риск заболеваний, жизнь коровы сокращается практически вдвое - в таких условиях животное живет не более трех-четырех лактаций. При этом на таких объектах и при такой плотности идет интенсивная вакцинация, что в конечном итоге негативно влияет на качество молока, а значит и на наше с вами здоровье.

Сегодня ни одна мегаферма в любой стране не позволяет получить качественное молоко. Под качественным молоком я понимаю молоко, которое требуется для производства сыра, поскольку именно процесс изготовления твердых сыров требует высококачественного сырого молока. Заметьте - США с их мегафермами практически не производят высококачественные сыры, у них нет для этого молока требуемого качества. То молоко, что они производят, трудно назвать молоком. Да, американская корова, дает по 60-65 кг молока в день, но его качество не сравнить с тем, что можно получить от животного, которое содержится в небольшом помещении, на естественных кормах, менее подвержено заболеваниям.

К тому же создание мегаферм сразу требует мощной капитализации. По приблизительным подсчетам, ферма на 1 тысячу голов стоит, как минимум, $45 млн.

Эти моменты мы учли при создании бизнеса. Кроме того, я посетил Швецию, Норвегию, Финляндию, Германию, Голландию, где тоже изучил "молочное дело". И выяснил, что в Европе вся основа производства молока лежит на семейных фермах с поголовьем в 150-200 голов.

Все объекты, которые я посещал, снимал на камеру. Снимаю ферму, отвожу камеру метров на двадцать - вижу дом, в котором живет семья фермера. Еще чуть отвел камеру - дом его родителей. И они заботятся об этой ферме, как о своих детях.

На таких фермах и ветеринарная защита лучше, и жизнь коровы продлевается до шести-семи лактаций, и самое главное - высокое качество молока.

После этого мне довелось выступать на мероприятии, которое вел Полтавченко (Георгий Полтавченко - полпред президента РФ в Центральном федеральном округе - ИФ). В зале - 16 губернаторов. Я начал с показа фильма, снятого в Германии, о развитии малых ферм. Но в его начале есть несколько кадров, на которых показаны кресты. Я их снял во время поездки в Оренбургскую область. Эти кресты поставлены на месте погибших деревень и хуторов. И они там через каждые 10-15 километров.

Сегодня создание семейных молочных ферм, нормальных условий для работы и для жизни - это возрождение российского села и приход в сельское хозяйство молодежи. Поэтому на первом этапе молочного проекта мы создаем 8 семейных ферм по 150 голов каждая. Каждая семейная ферма получит по 300-400 га земли. Рядом будет находиться жилье, что в наше время крайне важно для того, чтобы сохранить качественные кадры на селе.

Конечно, для этого нужна государственная поддержка, субсидированные кредиты. Сейчас при участии первого вице-премьера РФ Виктора Зубкова динамизм в этом процессе появился. Комиссия Минсельхоза РФ в рамках программы развития молочного скотоводства отобрала три наших проекта. В своих бизнес-планах мы смогли доказать преимущество малых ферм перед мегафермами, причем не только на ближайшие годы, но и на перспективу. Ставки по кредитам для реализации этих проектов будут субсидироваться на 100%.

- Где будут реализованы эти планы?

- Пока в Липецкой, Тамбовской и Воронежской областях. Преимущества малых ферм и в том, что в них можно постепенно инвестировать - ввел одну очередь, потом другую, третью… Не надо сразу искать $45 млн на огромный объект. И найти 150 дойных коров проще, чем сразу же обеспечить 1200 голов.

Первые объекты мы закладываем на этой неделе в Липецкой и Тамбовской областях.

- Сколько средств в них будет вложено?

- Первоначальный объем инвестиций в обеих областях - $70 млн. Это на 8 семейных ферм в каждой, а также на два молочных завода и на организацию торговли готовой молочной продукцией. Мощности заводов будут рассчитаны на переработку 20-25 тонн молока в сутки. Готовая продукция - а это ежедневно по 600-700 кг - будет продаваться со специальных машин, предназначенных для торговли молочными изделиями. На каждом заводе будет по 20 таких машин.

Уже получены кредиты Сбербанка по 1 млрд рублей на каждую область. Я очень благодарен губернаторам Олегу Королеву (Липецкая область) и Олегу Бетину (Тамбовская область), которые поддержали эти проекты, гарантировав получение кредитов и решив массу других необходимых для нормального функционирования бизнеса вопросов.

Кроме того, главы регионов также гарантировали удобные места продажи нашей продукции в жилых массивах.

- Когда все это заработает?

- Мы рассчитываем, что первые молочные заводы начнут работать уже в октябре этого года. Сначала на них будет перерабатываться молоко, которое производят сейчас наши фермы, а это, напомню, 80 тонн в сутки. Затем оно постепенно будет замещаться молоком фермерских хозяйств.

Наша цель - сделать высококачественную молочную продукцию доступной людям. Для этого из нашей цепочки от производителя к потребителю исключены крупные переработчики и торговля.

В этой ситуации семейные фермы, производящие молоко, будут продавать его на молочные заводы не по 10-11 рублей, как сейчас, а по 17 рублей за литр и будут нормально выживать. С молочного завода пастеризованное молоко будет выходить по 25 рублей за литр. Где вы найдете в Москве или в другом городе качественное пастеризованное молоко по такой цене? В Москве литр молока стоит, как минимум, 35 рублей, к тому же в него добавлено сухое молоко.

Ассортимент завода будет также включать сметану, йогурт, творог. Это такой небольшой набор фермерской продукции. Таким образом, покупатели получают очень качественные продукты по доступной цене.

- Откуда вы планируете поставлять животных для фермерских хозяйств?

- В Вологодской, Пензенской и Московской областях у нас есть селекционные комплексы, где выращивается скот молочных пород. Сейчас мы проводим их реконструкцию и расширяем. Я считаю, что нетели должны быть адаптированы к российским условиям. Наши телочки лучше, чем привезенные из-за рубежа. Мы уже сейчас можем поставлять по 500 нетелей в год. Это, безусловно, мало, но будем наращивать объемы.

- Сколько всего комплексов, включающих семейные фермы и молочные заводы, вы планируете ввести?

- Этот процесс настолько просторен и правилен, что им можно заниматься долго. Главное - он поможет вернуть людей в село, восстановить молочное дело. Моя цель - довести дойное стадо до 40 тысяч голов, поэтому эта программа, как минимум, на 10-15 лет.

- И что же дальше?

- Прежде всего, мы рассматриваем возможность передачи семейных ферм в аренду тем, кто на них работает.

А вообще же моя цель - выйти на производство твердых сыров. Это для меня главное. Получив высококачественное молоко от фермерских хозяйств, нам надо им грамотно распорядиться. Поэтому я планирую в перспективе создать мощный завод по производству сыров и выйти на рынок с этим товаром. Ни одна мегаферма не сможет производить молоко такого качества, которое необходимо для производства сыров.

Мы же будем производить продукцию, которая станет соответствовать самым высоким стандартам.

- Игорь Алексеевич, а какие планы поставлены перед агропромышленной компанией "НАПКО"?

- Компания "НАПКО", в которой сосредоточены земельные активы, динамично развивается на абсолютно рыночных условиях. Мы занимается производством зерна на профессиональном уровне.

Сейчас в компании около 400 тыс. га земли. Мы эти объемы наращиваем, правда, процесс оформления земельных участков занимает много времени. Думаю, общий размер земельной площади будет находиться в пределах 500 тыс. га. Сегодня реально уже введено в оборот 250 тыс. га пашни, с которой мы планируем получить в этом году примерно 800 тыс. тонн зерна. Это более чем в два раза превысит урожай прошлого года, который составил 350 тыс. тонн.

Вся техника у нас новая. Еще до кризиса мы смогли купить ее, затратив почти $70 млн. Решаем и кадровую проблему - привлекаем молодых профессиональных специалистов.

Чтобы работать более эффективно, мы пригласили консультантов из Канады, которые занимаются вопросам земледелия. Мы ориентируемся не на производство просто зерна, а зерна и другой продукции растениеводства высокого качества, которая востребована на рынке, в том числе и мировом. Речь, прежде всего, идет о ячмене, твердой пшенице, а также кукурузе, сое, подсолнечнике. Выращенное качественное зерно мы планируем экспортировать, а фуражное зерно будем закупать.

Будущее компании - это продажа зерна за рубеж. Через год мы должны выйти на вопросы экспорта, когда объем производства зерна достигнет более 1,5 млн тонн. Наши земли расположены в лучших зонах Черноземья - Пензенской, Воронежской, Тамбовской, Липецкой, Курской областях. Работаем также в Ульяновской, Оренбургской и Самарской областях.

- Но многие производители и экспортеры зерна в настоящее время сталкиваются с дефицитом инфраструктурных объектов, прежде всего, элеваторов. Как вы планируете решать проблему?

- Это, действительно, проблема, которая серьезно влияет на развитие зернового рынка страны. Когда мы начали выстраивать зерновую цепочку, то сразу же столкнулись с проблемой элеваторов. В России они морально и физически устарели, их не хватает, они не могут обеспечить стабильность хранения, загрузку и выгрузку, не обладают логистическими мощностями для продвижения зерна на экспорт. Но главное - государство пока не субсидирует строительство элеваторов. Правда, в правительстве начинают понимать необходимость решения этого вопроса.

У нас сейчас есть несколько элеваторов старого типа в Пензенской, Самарской и некоторых других областях. В ближайшее время мы запускаем самый современный элеватор в России. Он расположен в Воронежской области. И новый урожай уже будет храниться в нем.

Мощность элеватора рассчитана на 300 тыс. тонн единовременного хранения. Первая очередь на 150 тыс. тонн запускается в этом году, вторая - в будущем году.

Инвестиции в этот объект составляют ориентировочно около $50 млн. Смотришь на него - и душа радуется. Сейчас мы строим такой же элеватор в Пензенской области, подготовили всю документацию к строительству в Тамбовской области.

В результате мощности элеваторной группы компании "НАПКО" к концу этого года могут составить 800 тыс. тонн единовременного хранения зерна.


15 Мая 2009 12:01
Источник: 1RRE.ru

Читайте также:





Архив новостей