Москва-музей или Москва-офис

Москва-музей или Москва-офис Москва-музей или Москва-офис

Исторические здания в центре столицы становятся жертвами экономических требований и законодательного вакуума. Эксперты считают, что сохранить московскую историю полностью практически невозможно.

На днях была презентована книга «Путеводитель. Москва, которой нет». Несколько историков-любителей собрали в одном издании фотографии и описания столичных построек, которые сейчас уже не существуют, но до сноса представляли, по мнению составителей, художественную и историческую ценность.

Путеводитель по несуществующей Москве, по словам участников проекта, пополняется ежедневно. «Недавно было подсчитано, что с начала 90-х годов снесено 640 объектов, представлявших ценность, и еще 150 находятся в аварийном состоянии. А когда я составляла список в самом начале нашей деятельности в 2003 году, то насчитала всего 200 «потерянных» зданий, – ужаснулась в беседе с корреспондентом «НГ» одна из авторов книги, шеф-редактор компании «Нотамедиа» Юлия Мезенцева. – Когда слышишь – там один дом снесли, это не впечатляет, а вот когда подсчитаешь!..»

«Прошу дозволить мне в моем владении...»

В качестве примера можно вспомнить недавнюю историю с домом Хвощинского. Особняк XIX века на Маросейке (строение 6 дома № 9/2) был признан памятником 7 декабря прошлого года. Однако еще в 2004 году распоряжением правительства Москвы была предусмотрена реконструкция этого здания, и фирма, которой была поручена реконструкция, намеревалась ее провести. Кроме этой организации, в здании находится еще региональная благотворительная общественная организация инвалидов «Лайт свет» – именно по их инициативе дом Хвощинского и был признан охраняемым. Руководитель «Лайт свет» Ольга Буранова рассказала «НГ», что на месте здания, где останавливался гетман Мазепа, хотели построить дом с подземной стоянкой. «Там жильцов сейчас нет, там выкупались жилые помещения, но это организация. 25 апреля мы выходили на улицу, а 26-го была назначена комиссия о выводе здания из реестра памятников. Благодаря пикету изменений не произошло. Нам предлагали выехать, – возмущается г-жа Буранова, – а когда построят новое здание, искать свои квадратные метры».

Но, как рассказали «НГ» в Москомнаследии, 29 августа судебным решением этот дом остался «вновь выявленным памятником», и перестраивать его никто не будет. Однако как объяснила «НГ» заместитель начальника Управления научно-методического обеспечения и организации экспертизы объектов наследия, их территории и зон охраны Москомнаследия Надежда Ланчикова, такие ситуации происходят довольно часто. По ее словам, они связаны с тем, что собственники уверены в том, что если здание принадлежит им, то они могут делать все, что хотят.

«Культура частной собственности утрачена за все это время, – сокрушается эксперт. – Такого никогда в России и в Москве не было. Если вы возьмете все фонды Московской городской управы, то поймете: на каждый дом в Москве было заведено и хранится дело – начиная с самого его периода возникновения. И там указано, что, кто бы человек ни был по своему положению – князь, граф, мещанин, крестьянин, – он писал в Московскую городскую управу: «Покорнейше прошу дозволить мне в моем владении...» – и далее то, что он хочет сделать. И комиссия могла дать разрешение или отказать. Это собственники раньше понимали».

Сейчас сложности охраны памятников, с официальной точки зрения, состоят в отсутствии подзаконных актов к федеральному закону 2002 года. «У нас вся сложность в том, что на сегодняшний день у нас отсутствует один из главных подзаконных актов – «Положение о порядке проведения государственной историко-культурной экспертизы». До 2010 года оно должно быть принято, но уже 2007 год на носу, а никакого документа нет, – возмутилась Надежда Ланчикова. – Мы работаем в рамках действующего постановления правительства. Нам бы хотелось, чтобы к новому Федеральному закону «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ» от 25 июля 2002 г. № 73-ФЗ были подзаконные акты». Дополнительные документы, по словам эксперта, должны быть приняты федеральным правительством, однако на каком этапе разработки они находятся, Надежда Ланчикова предположить отказалась.

Выгоднее сохранять, чем реставрировать

Сохранить московскую историю полностью практически невозможно, объяснил «НГ» руководитель аналитического центра IRN.RU Олег Репченко. «Исторически так сложилось, что центр Москвы застраивался в разных стилях в разные эпохи. И сохранить, как в ряде европейских городов, какой-то единый исторический стиль уже не получится, – уточнил эксперт. – Однако возможен выборочный подход. Когда одни кварталы, где большинство домов причислено к памятникам архитектуры, сохраняют, реконструируют, а другие – застраивают современной архитектурой».

Подобным же образом на этот вопрос отвечают и в Москомнаследии. Эксперт комитета отметила, что сравнивать Лондон и Париж с Москвой было бы некорректно. «У нас своя собственная история. Например, мы знали период, когда вообще храмы уничтожались или использовались под склады, – с грустью отметила Ланчикова. – А надгробными памятниками устилали дорожки».

С экономической точки зрения, несомненно, гораздо выгоднее строить новые дома, нежели реставрировать старые. «Земля дорогая, это основная стоимость недвижимости в Москве. При сносе или реконструкции есть возможность надстроить дополнительные этажи, снесли 2–3-этажный, построили 8–10-этажный – это нормальная практика», – утверждает Олег Репченко. Кроме того, по его мнению, у старых домов в основном деревянные перекрытия, что делает реконструкцию дорогой, особенно если необходимо оставить в первоначальном виде фасад здания.

С тем, что реставрировать по всем правилам очень накладно, согласна и Юлия Мезенцева. Однако, по ее словам, главное – не доводить дома до такого состояния, чтобы они нуждались в масштабной реставрации. «Есть дом в Кривоколенном переулке (дом № 4), в нем впервые читал своего «Бориса Годунова» Александр Пушкин. Так до того, как мы начали за него бороться, он стоял нежилой и никак не защищенный от внешних условий, погоды, – возмущается Мезенцева. – Его заливало постоянно, не было крыши, и еще год – и спасать было бы уже нечего. Но удалось хотя бы законсервировать здание, и оно не разрушается дальше».

Но, несмотря на исторические предпосылки, спасти столичную достопримечательность может каждый житель. Как рассказали авторы интернет-проекта «Москва, которой нет», для этого достаточно написать заявление в свободной форме в Москомнаследие с указанием адреса дома и причиной, почему вы его считаете ценностью, – будь она художественной или исторической. Для весомости заявления можно собрать несколько подписей под ним. После чего отдать чиновникам и регулярно звонить им – узнавать судьбу спасаемого объекта. «В Москомнаследии обязаны принять заявление и направить инспектора, который должен дать заключение на основе исследования, – заверила Юлия Мезенцева. – Если дом признают исторической ценностью, то ему присвоят инвентарный номер, как в музее, и будут охранять».


19 Сентября 2006 18:23
Источник: Независимая газета

Читайте также:





Архив новостей